nord_ursus


Записки северного медведя

Cogito ergo sum


Previous Entry Share Next Entry
Затерянный мир узкоколейки. Липаково - Лужма - Сеза
nord_ursus
Просторы Архангельской области плотно покрывают густые леса. Один из таких лесных районов — Плесецкий, где с одной сторны от райцентра есть настоящая глубинка, а с другой — закрытый военный город Мирный и даже настоящий космодром. Рассматривая карту Плесецкого района, можно найти в полусотне километров от райцентра посёлок Липаково на реке Онеге, в котором откуда-то взялась железная дорога... Она не связана с остальной сетью железных дорог страны, и вообще она узкоколейная. В советские времена по всему Русскому Северу таких было достаточно много. Сейчас меньше, но тоже не единицы. Но Липаковская узкоколейка особенно интересна другим, — по ней ходит пассажирский поезд, что сейчас встречается редко. Он связывает с остальным миром маленькие посёлки Лужму и Сезу. Белый снег, лес, узкоколейка и удивительно тихие укутанные сугробами посёлки, — такой пейзаж наблюдал я в этом удивительном месте в конце января.



Ночью я приехал на поезде в Плесецк из посёлка Коноша, где был накануне. Ехать там всего чуть больше четырёх часов, и я даже почти не успел в поезде поспать. В конце ночи и ранним утром я гулял по Плесецку, который посетил уже во второй раз после июля 2016 года. А после восьми утра я сел у автостанции в Газель с табличкой "Плесецк - Конёво" и поехал в юго-западном направлении. Вокруг лес и снег, трасса Плесецк - Каргополь в отличном состоянии, — это я запомнил ещё по прошлому лету. После почти бессонной ночи постоянно клевал носом, — приходилось бороться со сном, чтобы не проспать свою остановку. Примерно через 50 минут дороги останавливаемся у моего неприметного поворота с указателем на Липаково.

2. Маршрутка уехала дальше в Конёво, а я выхожу на дорогу. Глубоко вдыхаю свежий зимний лесной воздух, — и сонливость как рукой снимает.



3. До Липаково два километра, причём оно на другом берегу реки Онеги. На часах половина десятого утра, то есть полчаса до отправления узкоколейного поезда. Вперёд, бодрым шагом! Погода, кстати, совсем не холодная. Хоть и конец января, но было в районе 5 градусов ниже нуля.



4. За перелеском показались домики. Это Бодухино — старожильческая деревня. Что интересно, места эти до революции входили в Олонецкую губернию (центром её был Петрозаводск) — в Каргопольский уезд, тогда как Плесецк входил уже в Онежский уезд Архангельской губернии. До Каргополя отсюда 120 километров на юг, и в этом интереснейшем городе я был прошлым летом.



5. По дороге меня обогнала почтовая буханка, а минут через пять я вышел к берегу замёрзшей Онеги. Эту реку я видел в прошлом году в Каргополе и его окрестностях.



6. Моста через Онегу нет, да и вряд ли когда-то планировался. На другом берегу лишь несколько деревень и посёлков. С весны до осени здесь ходит паром, а зимой — ледовая переправа. Реку по льду пересекает довольно широкая дорога с накатанным снегом. Навстречу мне проехал гружёный брёвнами "Урал"-лесовоз.



7. Отставленный на зиму паром стоит у берега. Кстати, он не имеет двигателя и передвигается за счёт течения реки при помощи направляющих тросов. А ещё тут бывают межсезонья, — во время ледохода и ледостава левый берег на короткое время становится отрезанным от остального мира.



8. Перейдя реку, поднимаюсь на левый берег. По правую руку — деревня Кузнецово. Она тоже старожильческая, и в ней есть старинные избы, которым может быть больше ста лет.



9. А ещё через полкилометра — Липаково. Это уже советский посёлок, основанный после войны, когда здесь активно развернулись лесозаготовки. Сперва странно об этом подумать, но в этом посёлке есть улицы Вокзальная и Железнодорожная.



Узкоколейка образует триаду лесных посёлков, названия которых перечислены в заголовке этого рассказа. И Липаково из них самое крупное. Это, в своём роде, ворота в затерянный мир. Сюда ещё можно доехать на машине (да и то, лишь с переправой через Онегу), а дальше только узкоколейка.

10. Впрочем, времени до поезда у меня оставалось довольно мало, поэтому по Липаково я толком не успел погулять.



11. Обратил внимание на советский артефакт на сарае:



12. Накануне я был в Коношском районе, где меня застигла лютая метель, утихшая к вечеру. Здесь же меня сопровождала тишина. Домики под снегом, где-то слышен лай собак, а с другой стороны доносится тарахтение узкоколейного тепловоза.



13. В посёлке находится станция Онега, где, по идее, на поезд садятся пассажиры. Но ещё чуть ближе есть тупик, где поезд разворачивается, и при желании садиться можно уже там. Вот так этот поезд и выглядит — тепловоз ТУ6 да один вагончик со скамейками и печкой внутри.



Раз уж дошёл я до узкоколейки, стоит рассказать и об её истории. В советские времена на всём Русском Севере множество узкоколеек было построено для вывоза леса и торфа. Росли леспромхозы и посёлки при них. Так произошло и здесь. В 1947 году отсюда, от берега реки Онеги, начали тянуть узкоколейку вглубь лесов, тогда же был основан посёлок Липаково и Красновский леспромхоз. Первый участок УЖД был открыт для движения в 1949 году. Узкоколейка росла, открывались новые лесозаготовительные участки. В 1952 году на, соответственно, 14-м и 33-м километрах дороги появились посёлки Лужма и Сеза, названные по одноимённым речкам. Лес вывозили в Липаково, к берегу Онеги, и перегружали его с железной дороги либо на лесосплав по реке, либо на автомобили-лесовозы. Помимо основной магистрали, у узкоколейки имелись "усы" — ответвления к разным участкам вырубок. И в 1980-е годы, когда дорога была на пике своего развития, общая её протяжённость составляла 74 километра. Липаково для всего этого хозяйства было базой, — здесь находилось управление леспромхоза.

Кликабельная карта Липаковской УЖД по состоянию на 1990 год. Взято отсюда.



14.



Но, к сожалению, потом пришла перестройка, а за ней и девяностые. Объёмы вывоза леса стремительно падали, пути разбирались и, в итоге, в 2000 году Красновский леспромхоз закрылся, а в 2004 по УЖД был окончательно прекращён вывоз леса. А посёлки Лужма и Сеза остались. Сейчас это умирающие посёлки, в которых, однако, всё ещё теплится жизнь. И поезд ходит три раза в неделю — в понедельник, среду и пятницу. В семь утра выходит из Сезы, в пол десятого приходит в Липаково. В десять идёт обратно в Сезу и прибывает туда после полудня. Затем в три часа дня идёт снова в Липаково, куда приходит в пять, а затем в шесть вечера обратно. То есть расписание позволяет съездить по узкоколейке туда и обратно одним днём. Хотя, конечно, было бы интересно сюда приехать на несколько дней. Но это, наверное, лучше летом.

15. Собственно, узкоколейка теперь лишь пассажирская, лес по ней давно не возят, и находится она в муниципальной собственности. В самом Липаково, однако, лесозаготовки остались. Вот рядом с железной дорогой идёт работа.



16. Буханка с предыдущего кадра подъехала к поезду, и местные мужики начали таскать из неё в вагон ящики и коробки. "Так, это в Лужму... это в Сезу", — этот поезд, ходящий три раза в неделю, является единственной нитью, связывающей эти посёлки с остальным миром. На нём не только ездят люди, но и привозят продукты, почту и пенсию.



Здесь нет голосовых объявлений вроде "пассажирский поезд отправляется с первого пути". Здесь машинист выглядывает из тепловоза и кричит "Николаич, загружай быстрее! Уже отправляться пора", а потом к тепловозу подбегает женщина: "Саша, вот это в Сезу передай", — говорит она, вручая какой-то свёрток помощнику машиниста. Атмосфера здесь совсем иная, нежели на магистральных железных дорогах. Здесь всё как-то по-домашнему.

17. Вот так уютно выглядит вагон внутри. Деревянные лавки, печка с дровами по центру. Слева в углу, кстати, мой рюкзак виден.



18. После десяти часов трогаемся и через пару минут останавливаемся на станции Онега, где в вагон подсаживается ещё несколько человек. За деревьями виден бывший вокзал. Когда-то там даже был зал ожидания и касса. Сейчас билеты продаёт кондуктор прямо в вагоне. Они, кстати, дешёвые, — до Сезы всего 35 рублей за 33 километра.



19. Другая сторона станции. Имеется здесь и второй путь. Раньше в Липаково было депо, но теперь оно осталось только в Сезе.



20. Наконец Липаково осталось позади. Лесной коридор узкоколейки ведёт всё дальше вглубь России...



21. В печке в центре вагона весело играет пламя, и становится всё теплее, а на скамейках беседуют местные жители. Впрочем, я лишь оставил там рюкзак, а сам почти всю поездку провёл в тамбуре. Здесь нет входных дверей, и можно просто стоять у открытого проёма или на подножке. Здесь я, кстати, и уловил плюс тёплой погоды (обычно ведь зимой я предпочитаю морозы), — скорее всего, при минус двадцати градусах я уже не смог бы так стоять. А ведь в начале января здесь было ниже сорока...



22.



23. В Онеге к нам сзади прицепили снегоочиститель. Как сказал мне помощник машиниста, "снегочист надо обратно в Сезу завезти, на днях метель была, дорогу чистили".



24. Через несколько километров останавливаемся. Рыбаки выходят из вагона куда-то в лес. Как я потом увидел на карте, здесь находится озеро Учозеро. Причём оно посреди большого болота, и наверное, летом и осенью от этой же неофициальной остановки люди идут туда за морошкой и клюквой.



25. Едем дальше. Какая-то дорожка уходит в лес. Видимо, в этом месте ещё осталась лесная делянка.



26. А вот незапланированная остановка. Ветки повисли и загородили путь. На этот случай в тепловозе всегда лежат топор и бензопила. За пару минут помощник машиниста решил проблему.



27. Таёжный лес, замёрзшие болота. Вагончик при езде шатает вправо-влево. Скорость, конечно, небольшая, — около 30 км/ч.



28. А потом могучий лес расступился...



29. Это Лужма. На станции по-прежнему есть путевое развитие, и в кадре виден ещё один снегоочиститель. Помощник машиниста переводит стрелку, почти на ходу выскакивая из тепловоза.



30. Вот так скромно и незамысловато выглядит станция. Вагон, как видим, недавно покрасили, — выглядит красивым и аккуратным.



31. В Лужме тоже есть вокзал. Раньше на нём была табличка с названием станции.



32. А сама Лужма выглядит примерно вот так. Скорее всего, пейзаж её мало изменился не то что с восьмидесятых, а даже с пятидесятых годов, когда основная часть посёлка и была построена. Кстати, название Лужма имеет саамское происхождение.



33. Лужемская улица. Конечно, каноничные для Русского Севера деревянные мостки здесь тоже есть.



34. Здесь есть такое интересное явление, как подъездной путь к магазину. Во время стоянки тепловоз отцепляют от вагона, и он заезжает вглубь посёлка к магазину, привозя туда продукты и товары. Путь идёт прямо по поселковой улице.



35. А вагончик в это время ждёт его на станции.



36. Начало пути к магазину. В стрелочный перевод вставили метлу, — видимо, чтобы от снега его чистить.



37. В кадре не видно, но именно по этой улице этот путь и идёт. Жители Лужмы видят из окна рядом с домом проезжающий тепловоз, а не машины.



Но вот, ящики в магазине выгрузили, тепловоз возвращается обратно на станцию. Время ехать дальше! От Лужмы до Сезы — ещё 19 километров. Кроме меня в вагоне осталось только два человека. В отличие, например, от сёл Каргополья или Кенозерья, эти посёлки советские, и в них немало некоренного населения. К примеру, в Лужме одна из самых распространённых фамилий — Лодде, происходящая от переселённых сюда немцев Поволжья. Жили тут в своё время и украинцы. Впрочем, несмотря на всё это, у местных жителей всё равно присутствует окающий северорусский говор.

38.



39. Забавная надпись на двери в вагон. Видимо, изначально было "Бензин в вагоне возить нельзя", но буквы стёрлись, и получилось "Бензин в вагоне возит не я".



40.



41. Сосны, ёлки, снег. В этом лесном коридоре поезд порой цепляет на ходу ветки, стряхивая с деревьев снежные шапки.



42. Ну а после полудня лес снова заканчивается, и на большой окружённой лесом поляне стоит конечный пункт узкоколейки — посёлок Сеза.



43. Снег, нахохлившиеся и слегка неказистые домики, и вокруг лес. Вот такая она — Сеза. Жителей тут осталось всего человек тридцать. Узкоколейка для них, как уже говорилось, единственная связь с остальным миром. У некоторых здесь есть дрезины и снегоходы, но основную связь обеспечивает поезд, — подобно почтальону на моторной лодке для деревень Кенозерья в фильме "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына" (который, кстати, снимали совсем недалеко отсюда).



44. Общий вид станции. Домик слева раньше был то ли вокзалом, то ли диспетчерской будкой. На заднем плане виден поросший лесом холм, — как сказал мне помощник машиниста Александр, таких там несколько, и их называют "Экскаваторные горы", — видимо, там добывали песок при строительстве посёлка.



45. Сеза выглядит примерно как и Лужма. Домики, наверное, 50-х годов, времён основания посёлка, и занесённые снегом улицы, где расчищена только одна тропинка. Машин здесь всё равно нет, и, наверное, никогда и не было. На заднем плане, кстати, можно увидеть топающую к магазину бабушку. Надо сказать, местные тут приезжим уже не удивляются, — Липаковская узкоколейка в последние годы довольно популярна у транспортных путешественников. У магазина немного поговорил с пожилыми местными жителями — про посёлок, про узкоколейку. Люди здесь хорошие — приветливые и душевные.



46. Поселковый магазин с советским артефактом. 27-й съезд КПСС прошёл в 1986 году. К сожалению, лесозаготовители, к которым обращён этот лозунг, вскоре лишились здесь своей работы.



Вроде бы, в Сезе, как и в Лужме, тоже есть подъездной путь к магазину. Но видимо, этой зимой его не расчистили. Поэтому тепловоз остался стоять на станции, и грузы к магазину один человек таскал на санях, а другой рядом возил на снегоходе.

47.



48. Чей-то занесённый снегом мотоцикл или мопед:



49. В Сезе есть один двухэтажный барачный дом, в котором ещё живёт несколько человек. Говорят, что раньше было ещё два, но их на дрова разобрали.



50. А посёлок маленький. Несколько улиц, а почти сразу за ними — тайга и болота. Кстати, находясь в Сезе, мне было немного странно представлять, что отсюда всего 75 километров до Карелии — до Пудожского района. Но доехать туда можно, лишь сделав огромный крюк.



51. Заброшенная школа. Закрыли её, вроде, в девяностые годы. А в Лужме в 2004 году.



52. Иду по посёлку. Под ногами шуршит глубокий снег, в который я местами проваливаюсь. Иногда хочется остановиться и послушать зимнюю тишину. Она тут совершенно удивительная. Иногда её прерывает лай собак, стук топора или тарахтение тепловоза. Но гармонию это не нарушает.



53. И снова станция. Узкоколейный поезд на фоне тайги, и вязанка дров.



54. Забавно, — у тепловоза есть автомобильный номер. Причём ещё советский.



55. И выцветший герб СССР:



56. Раньше, конечно, станция была больше. Здесь шли лесопогрузочные работы. И Сеза вовсе не была тупиком, — узкоколейка продолжалась дальше на тридцать километров, к участкам лесоразработок. Сейчас в ту сторону уходит просека с остатками разобранных путей. Наверное, туда местные ходят на охоту и рыбалку и за грибами-ягодами.



57. А вот эти деревянные здания — это депо узкоколейки. Хоть и начинается она в Липаково, но поезд базируется именно в Сезе.



58. Отставленный от работы пассажирский вагон. Когда-то в составе поезда вагон был не один.



59. Я немного прошёл по железной дороге в обратную сторону среди леса. В таких местах особенно хорошо чувствуешь, какую большую глубину имеет Россия.



60. Природа спит под зимним одеялом. Пару раз я набрал снега в ботинки и потом сушил их у печки в вагоне.



61. Болото. Представляю, какое обилие ягод тут по осени.



62. Погуляв на природе, возвращаюсь в посёлок. Здесь, кстати, очень красивые собаки.



63. Поезд всё стоит. Назад он пойдёт в три часа дня.



64. В последний час над Сезой было очень красивое небо.



65. Сеза и Лужма неотделимы от окружающего леса и узкоколейки, и не мыслятся без них. Здесь какой-то очень гармоничный уклад жизни. Станция совсем простая, — здесь не крупный вокзал с наводнёнными людьми перронами, а только маленький деревянный домик, занесённая снегом дощатая платформа, и вагончик, дымящий печным дымом на фоне леса.



66.



67. Вид в сторону тупика:



68. Из тамбура вагона наблюдаю за манёврами. Тепловоз отвёз в депо снегоочиститель и возвращается на станцию.



"Ну как, погуляли у нас тут? — спрашивает помощник машиниста, — За околицу посёлка так и не смогли, наверное выйти? Снегом ведь всё занесено". Я надеюсь ещё побывать здесь — летом или в золотую осень. А пока настало время прощаться с Сезой. После трёх часов тепловоз прицепили к вагону уже с обратной стороны, и мы начали набирать скорость. Через несколько минут Сеза скрылась за лесом. На обратной дороге я от Сезы до Лужмы стоял снова в тамбуре, а уже потом дремал внутри вагона у печки.

Видеозарисовка про узкоколейку. Здесь в начале показана и дорога в сторону Сезы.



69. Вернулись в Липаково в пять часов, когда уже темнело. На обратном пути я вышел уже на станции, а не в тупике. Посмотрите, какой здесь необычный цвет вечернего неба. И это не дефект фотоаппарата, — небо там действительно такое. В северных широтах солнце светит по-другому...



70. Липаковский лиловый закат:



71. Темнеет. Я возвращаюсь уже знакомой по сегодняшнему утру дорогой. Вот уже в сумерках я снова переходил Онегу по ледовой переправе.



После полуночи мне предстояло уезжать поездом из Плесецка обратно на Вологодчину. Уже почти в темноте я вышел на шоссе и начал стопить. Первый же водитель ехал именно в Плесецк и довёз меня до него минут за сорок. Немного погуляв по вечернему зимнему Плесецку, который теперь был уже куда более многолюдным, чем ранним утром, а после Лужмы и Сезы и вовсе казался большим городом, я около восьми часов пришёл на вокзал. До моего поезда было почти пять часов, и в этот момент он только отправлялся из Архангельска, поэтому я пошёл отдыхать в платный зал ожидания (это как дешёвая комната отдыха), где успел поспать, переваривая впечатления от узкоколейной глубинки. Этот край я полюбил с прошлого лета и ещё обязательно в него вернусь — в том числе и на Кенозеро.

А пока что в 0-50 я сел на поезд Архангельск - Москва, где за ночь в плацкартном вагоне доехал почти обратно до Вологды, сойдя с поезда, немного не доезжая до неё — на станции Сухона в городе Соколе. Об этом городе я расскажу в следующий раз.

Великолепно ! "Ощущение глубины России " - отличная фраза , то , что ощущаешь при слове "глубинка "

Спасибо большое за пост !


Да, Россия имеет и такое измерение, помимо длины и ширины)

А в вагоне что, окна были выбитые?

Нет, с окнами всё в порядке. Там вынули стекло только в окне закутка возле тамбура, где хранятся дрова и канистры с топливом.

Edited at 2017-06-12 02:52 pm (UTC)

Глухомань... Зачем в стрелочный перевод вставили метлу, я так и не понял. - Что бы стрелку от снега чистить :)

А-а-а. Ну да, логично :)

Вот же удивительные места у нас есть:)))

Я на таком ездил в Ивановской области, там была сеть узкоколеек по торфоразработкам.Тоже сидел всю дорогу( Талицы-Южа) в тамбуре - вагоны были битком, а у нас с собой была крупная собака, вот и держал её на дистанции от народа.
Прикольно: ноги торчат в дверь и по кедам хлещут ветки придорожных кустов.

Сейчас с Балахнинской ЖД( так эта сеть называлась официально) покончено. Да и с торфодобычей тоже.

Да, к сожалению, узкоколеек с пассажирским движением в России совсем мало осталось. Это исчезающий вид транспорта. Причём из тех, которые по-прежнему возят пассажиров, целых три находится в Архангельской области

Спасибо.

Наверно, все знают, но у нас в Нижнем точно такой же с виду тепловоз работает на детской железной дороге. А еще тут есть вагоны с ручными сцепками и узкоколейный паровоз ;)

Так на детских ЖД та же ширина колеи и, как правило, тот же подвижной состав. Кстати, вагоны там, скорее всего, тоже такие же, как здесь, — ПВ40. В Нижнем, кстати, помню такой вагон на постаменте у вокзала

Да, душевно.

"Здесь, кстати, очень красивые собаки."

На лис, похожи)

с удовольствием читаю ваши посты
этот, наверное, один из самых душевных
спасибо!

скажите, а вам не страшно вот так ездить?
чуть замешкаешься или что пойдёт не так - ни людей, ни транспорта, да и связь вряд ли в таких местах есть

Волка бояться — в лес не ходить)
Например, можно возле своего дома получить по голове упавшей с крыши глыбой льда, — к сожалению, и такое бывает. Но всего бояться нельзя.

Конкретно в этом случае мобильной связи, вроде, не было только в Сезе, или просто очень плохо ловила, точно не помню. Но что именно в этой поездке можно было сделать не так, чтобы попасть в такую ситуацию? Если только из поезда на УЖД на ходу выпасть)

Edited at 2017-06-12 08:57 pm (UTC)

Прекрасный пост про зимнюю узкоколейку. Спасибо!

Спасибо за отзыв!

в моей деревне такие же (и не только) тоже ездили, меж деревнями... и проезд был бесплатным.

Другой мир. Спасибо.

Ощущение, что посмотрела какой-то науч-поп фильм из серии "памятники культуры" или что-то такое. За рубежом такую жд объявили бы историческим наследием и водили бы на неё туристов. Как хорошо, что никто ещё не додумался объявить этот поезд нерентабельным и отменить.
Спасибо огромное! Будете там летом или осенью, с большой радостью посмотрю репортаж.

С другой стороны, это палка о двух концах. Именно в таком виде, без туризма, узкоколейка наиболее аутентична, — в противном случае будет уже не совсем то. Хотя туризм там развить при желании можно, — благо Кенозерский нацпарк с толпами туристов совсем рядом

Отличный рассказ! Про "глубину" России хорошо подмечено, ведь относительно Плесецка по УЖД ты ехал в направлении Питера :)

Скорость у поезда, кстати, немаленькая для УЖД. На Алапаевской, хорошо помню, намного меньше.

Edited at 2017-06-13 04:18 pm (UTC)

Да, выходит, что так. И ближайшая дорога из Питера в Плесецк именно с этой стороны — через Вытегру, Пудож и Каргополь

Замечательный рассказ, спасибо!

Ностальгия...

Всё таки 11 лет жизни на севере Вятки не прошли даром...нахлынули воспоминания...Спасибо! Написано, как всегда,великолепно !Душевно и тепло!И про солнце вы верно заметили,оно не так светит!Я родом с юга Челябинской области,там летом в полдень свет ослепительно белый,а в Лузском районе Кировской области он какой то желтый!

Re: Ностальгия...

Именно так! А за полярным кругом свет прямо-таки вообще золотой

?

Log in

No account? Create an account