Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Великие реки и Великий Север, август 2015. Общий обзор экспедиции. Часть 1

В минувшем августе я совершил одно из своих наиболее масштабных путешествий, которое продлилось в сумме 22 дня (с 5 по 27 августа). Особенностей было много, — совмещение Сибири с Заполярьем (то есть я впервые посетил территории, расположенные и за Уралом, и за полярным кругом одновременно), посещение мест, куда не доехать сухопутным транспортом (и которые при этом не являются островами), посещение районов вечной мерзлоты... Ну а главное, пожалуй, — широкое, как никогда прежде, использование водного транспорта.



Общий маршрут поездки получился таким: Санкт-Петербург - Москва - Омск - Ханты-Мансийск - Берёзово - Теги - Салехард - Новый Порт - Антипаюта (ударение на последний слог!) - Салехард - Лабытнанги - Собь - Воркута - Санкт-Петербург. На карте ниже синим цветом отмечены участки, пройденные по железной дороге, на привычных поездах, красным — по воде на теплоходах. Почти весь маршрут я проделал не в одиночку, а совместно с московским путешественником Ильёй varandej. И не только с ним, — иногда нас там было ещё больше (но об этом чуть позже).



Впереди — множество подробных постов о совершённом путешествии. Но сначала для полноты картины я решил сделать общий обзорный пост, в котором ход событий описываю вкратце и в общих чертах.

Стартовым пунктом речной части путешествия являлся славный сибирский город Омск. Мы с Ильёй оба там уже были, но я посетил его год назад, и мои впечатления ещё достаточно свежи, а Илья там был в 2009 году, в связи с чем решил обновить свой взгляд на этот город и приехал туда на день раньше меня.

Таким образом, до Омска мы добирались по отдельности (даром, что я ехал через Москву). Добираясь из Петербурга в Москву, я опробовал скоростной поезд "Сапсан", время в пути меж двух столиц у которого — меньше четырёх часов. Путешествие для меня началось ранним утром 5 августа. Причём реально ранним, — из дома я вышел в 5-50 утра, в 6-25 был на Московском вокзале, а в 6-50 мой "Сапсан" на Москву отправился в путь.



Спустя четыре часа я уже выходил на перрон Ленинградского вокзала столицы. В Москве я провёл в этот раз всего два часа и впервые, посетив Москву, ни разу не спустился в метро, потому что поезд Москва-Северобайкальск, на котором я ехал в Омск, отправлялся с Ярославского вокзала уже в 12-45. А вокзал этот, как известно, расположен по соседству с Ленинградским. Поэтому в течение двух часов я только погулял немного в окрестностях Трёх вокзалов.



Солнечно, жара под тридцать градусов. Но в Москве я долго не задержался, — путь мой лежал в далёкие края. И какие-то особенно тёплые чувства я испытывал, садясь на поезд Москва-Северобайкальск, было ощущение, как будто Сибирь началась уже в поезде.

Но в первый день я ехал по обжитым местам Средней полосы России:



Вновь проездом я увидел Владимир, где был полгода назад, сразу за ним — церковь Покрова на Нерли на Боголюбовском лугу, где я зимой шёл пешком, утопая в снегу по колено. Постепенно поезд ехал на восток по Нижегородскому ходу. Города чередуются один за другим, — Ковров, Вязники, Дзержинск, Нижний Новгород. И реки — Клязьма, Волга, Ветлуга... Спать я лёг где-то у границы Кировской области.

А на следующий день поезд уже ехал по живописным местам Урала. В кои-то веки я проезжаю этот участок днём, а не ночью.



А потом было и пересечение Уральских гор, которые, правда, в этом месте весьма невысоки.



Граница Европы и Азии, однако, проходит восточнее этого места — по водоразделу бассейнов Волги и Оби. И на этот раз данная граница была для меня особенно значима, — ведь нам предстоит передвигаться водным транспортом по рекам. А именно здесь, на Урале, начинаются места, откуда вся вода течёт в Обь. Собирает могучая Обь воду с восточной части Урала и со всей Западной Сибири, которая в основном являет собой плоскую равнину.

Утром седьмого августа я проснулся на подъездах к Омску. За окном — лесостепь с мелькающими в ней берёзовыми рощицами. Многие люди думают, что сибирская природа — это обязательно тайга, и наверное, сильно удивляются, узнав, как, на самом деле, выглядят пейзажи в окрестностях Омска.



Наконец прохладным утром я вышел на вокзал Омска. Поезд затем уехал дальше — на просторы Восточной Сибири, где на знаменитой Байкало-Амурской магистрали находится его конечный пункт. А через пару часов после прибытия мы встретились с Ильёй, после чего день прошёл за интересными прогулками по Омску, где нам содействие оказал Александр apalshin, свозивший нас в некоторые места на машине. Омск столь же приятен, как и в прошлом году, — миллионный город с солидным губернским прошлым и прекрасной каменной архитектурой. И, конечно, Иртышом, который стремительно течёт на север, напоминая о том, куда направляемся мы.



А вечером, на закате, город после дождя озарила радуга. Везёт же мне на них в этом году!



Ну а восьмого числа началось самое интересное. У речного вокзала Омска нас ожидал солидного вида теплоход "Родина", которому в следующем году исполнится шестьдесят лет. Этот ветеран речного флота, построенный в ГДР по советскому заказу, возит уже не одно поколение пассажиров по водным просторам Западной Сибири. Маршрут его рейса — Омск-Салехард, но нам предстоит идти на нём лишь до Ханты-Мансийска, то есть только по Иртышу. Географически Ханты (так принято сокращённо называть этот город в обиходе) не так уж далеки от Омска, но, во-первых, Иртыш настолько извилист, что путь по реке в несколько раз длиннее, чем по дорогам, а во-вторых, большие суда тихоходны. Поэтому на этом судне нам предстоит провести четыре дня.



(фото сделано уже в Ханты-Мансийске)

Собственно, именно в самом факте передвижения по воде во многом и заключался смысл такого маршрута. Ведь от Омска до Ханты-Мансийска можно и гораздо быстрее доехать сухопутными дорогами. Тем и удивителен тот факт, что пассажирское судоходство на этом густозаселённом, по сибирским меркам, участке по-прежнему функционирует. Другое дело — на Сибирском Севере. Там дорог в летнее время нету, а теплоход является единственной альтернативой авиации.

Итак, отчаливаем от Омска. Это фото сделано ещё во время разворота теплохода у пассажирской пристани (зелёный плавучий дебаркадер в центре кадра), а затем город стал постепенно исчезать за кормой корабля.



На теплоходе наша компания, как уже говорилось, стала больше. Дело в том, что в этом году данный теплоходный маршрут заинтересовал и других путешественников, вероятность разминуться с которыми была низка по той причине, что из Омска теплоход отправляется всего семь раз за навигацию (из которых пять раз летом и ещё два раза в первой половине осени). В другой каюте на нашем же судне ехали путешественники Дима и Лена из Кирова и с ними — аргентинец Патрисио, который уже два года живёт в России (тоже в Кирове). Так как на теплоходе мы находились четыре дня, то компания наша получилась фактически единой, только в разных каютах. Ребята ехали на этом теплоходе до конечного пункта — Салехарда, но их целью также являлся посёлок Антипаюта, вследствие чего в Салехарде мы затем вновь соединились.

Эта фотография нашей компании сделана уже в Салехарде после возвращения из Антипаюты (на теплоходе "Механик Калашников", идентичном "Родине"), куда мы поехали уже впятером в одной каюте (в ней и сфотографировались). Уже после долгого пути, поэтому и лица у всех уставшие :) Справа, на переднем плане, Илья varandej, а за ним Патрисио (человек из южного полушария Земли на Крайнем Севере!), а слева — Дима и Лена.



И вторая фотография, сделанная Ильёй, где на его месте сижу я:



И даже впятером мы на теплоходе не были единственными путешественниками, а Патрисио не был единственным иностранцем. В ещё одной каюте на этом судне путешествовали тверичанин Михаил, ныне живущий в Нидерландах (и, как оказалось, уже давно читающий наши с Ильёй живые журналы) и его коллега — преклонного возраста голландец, не говоривший по-русски; эти люди ехали также до Салехарда, но уже без продолжения маршрута в Антипаюте.

Казалось бы, при таком медленном передвижении за четыре дня дорога может совсем наскучить. Но ничего подобного не было и близко. Во-первых, весьма интересными были наблюдения за речными пейзажами Иртыша, извилистого до такой степени, что солнце, освещавшее теплоход, могло в течение двадцати минут четыре раза перейти то на правую, то на левую сторону. Во-вторых, постоянное общение между увлечёнными одним делом людьми, собравшимися в одном месте. Беседы об истории, географии, увлекательные и, подчас, забавные рассказы о путешествиях с шутками на тему лингвистических парадоксов, и многое другое. Иногда доводилось и пообщаться с другими пассажирами — местными сибиряками, едущими к кому-то в гости или домой, и вполне дружелюбно настроенными к путешественникам. В общем, скучать никак не проходилось.

А пейзажи за бортом постепенно сменялись. Сначала были омские лесостепи, напоминающие, вроде, юг Средней полосы России, но всё равно почему-то ясно дающие понять, что это всё таки Сибирь.



А по берегам — деревни и сёла, большие и поменьше. Иртыш, наверное, не может похвастаться столь красивыми пейзажами, как, например, на Енисее или Лене, но здесь интересно просто рассмотреть с необычного ракурса обычную жизнь сибирской глубинки.



Все четыре дня на палубе теплохода можно было долго стоять, любуясь закатами над рекой.



...когда покрытые лесом песчаные яры солнце окрашивает в золотистый цвет.



А лесостепь медленно, но верно переходит в тайгу. Чем дальше на север, тем заметнее привычные уже берёзы и ивы сменяются соснами, елями, пихтами...



И глядят с высокого берега на воду раскидистые сибирские кедры:



За природой всегда наблюдать интересно. На Иртыше, к тому же, обитает довольно много различных птиц, названия которых нам подсказывали упомянутые гости из Голландии, являющиеся орнитологами. Так, от них мы узнали, что часто пролетавший над судном орлан-белохвост на сленге западных орнитологов из-за специфической формы крыльев называется "Flying door", то есть "летающая дверь". :)

Поздним вечером 10 августа теплоход прибыл в Тобольск, где он делает единственную между Омском и Ханты-Мансийском остановку (раньше, кстати, было ещё несколько остановок в райцентрах Омской области). За четыре часа стоянки (по расписанию — меньше, но теплоход шёл с опережением графика) мы успели всей большой компанией погулять по этому прекрасному сибирскому городу (где я также был прошлым летом) перед наступлением ночи.



После Тобольска (точнее, после устья Тобола чуть выше города по течению) начинается нижнее течение Иртыша. Здесь он становится заметно более могучим и широким, а вода приобретает более тёмный цвет. Этот участок наш корабль проходил 11 августа, и для нас с Ильёй это был последний день на этом теплоходе.



Утром 12-го числа мы вдвоём сошли в Ханты-Мансийске (а остальные уехали в Салехард, куда этот теплоход прибыл ещё спустя двое суток, то есть 14 августа). Ханты-Мансийск же, столица Югры — главного нефтедобывающего региона страны, оказался городом уютным и современным. Это город с высоким уровнем жизни, но без суеты мегаполиса, очень зелёный и тесно соседствующий с природой. Здесь жить, наверное, действительно хорошо. И, кстати, мы уже заметно продвинулись в северном направлении, — Ханты-Мансийск расположен на широте Петрозаводска, а значит уже севернее Санкт-Петербурга.

Это вид на старую часть города (бывшее село Самарово), расположенную у Иртыша. Между прочим, Иртыш совсем рядом с городом уже заканчивается — впадает в Обь (на которой стоит Салехард). В низовьях реки даже в августе ещё сохранялось половодье.



Ханты-Мансийск, при всех своих социально-экономических особенностях, совсем не похож на Москву или Петербург. Это всё равно таёжная Сибирь. И здесь приятные на вид жилые районы...



...плотно окружены вековой тайгой, которая почти во всём городе просматривается в перспективах улиц.



Наш путь затем лежал дальше на север — к устью Иртыша и далее по Оби на скоростном теплоходе на подводных крыльях "Метеор", который вёз нас в глухой городок (официально ПГТ) Берёзово на реке Северная Сосьва, у впадения в Обь. Этот кадр я сделал уже в Берёзове, хотя, конечно, наиболее каноничный снимок "Метеора" — на полном ходу, когда судно вздымается над водой.



Ранним утром 13 августа мы отчалили с речного (а по совместительству и авто-) вокзала Ханты-Мансийска и, когда город скрылся из виду за болотами речной поймы, прошли отмеченное плавучей часовней слияние Иртыша и Оби.



Обь, эта великая река, берущая начало на Алтае и составляющая водный стержень всей Западной Сибири, после слияния с Иртышом становится совершенно необъятной. Берега словно расступаются, не выдерживая такого колоссального напора воды (а вода здесь течёт со всей Западной Сибири и даже из Северного Казахстана), и ширина могучей реки местами превышает два километра, а с учётом затопленной в августе поймы, — и того больше.



А живописные обрывистые берега всё так же покрыты густой тайгой:



Надо же, та самая Обь... Та же самая река, которую я видел прошлым летом в Новосибирске, Барнауле, в Томской области. В Алтайском крае, близ города Бийска, она начинается от слияния двух рек, берущих начало в Алтайских горах. Это — Бия и Катунь. А ещё чуть ниже этого места по течению в Обь слева впадает река Ануй (тоже текущая с гор), на которой стоит небольшое село Старотырышкино. В селе этом жили мои предки, в частности, там и дед родился в 1918 году (помните мой прошлогодний рассказ о поездке на родину предков с нахождением родственников в селе?). Так если Ануй в Обь течёт, значит тут, на севере, в этом могучем водном потоке, который плещется за бортом нашего "Метеора", есть частица воды с родины моих предков. Приятная мысль.

От Хантов до Берёзова "Метеор" идёт целых двенадцать часов, то есть половину суток. На середине пути он делает остановку на 45 минут в посёлке Приобье в Алёшкинской протоке Оби. Почти час времени на прогулку, — можно сходить к железнодорожному вокзалу, до которого от пристани всего пара сотен метров. Железная дорога здесь тупиковая, — приходит сюда с Урала и упирается в Обь. Несмотря на то, что Приобье — всего лишь посёлок городского типа, при том расположенный в далёком регионе, поезд сюда ходит аж из самой Москвы. И вот он, стоит у перрона под тепловозом ТЭП70. Странные были чувства при виде поезда, — мы за меньше, чем неделю уже настолько привыкли к водному транспорту, что поезд казался нам уже чуть ли не экзотикой (допоняло ситуацию и отсутствие железной дороги в Ханты-Мансийске).



А Приобье в этом краю — место, в некотором смысле, знаковое. Дело в том, что здесь заканчивается Большая Земля. Что это значит? — спросите вы. А дело вот в чём, — здесь заканчиваются все дороги. Не только железная дорога упирается в могучую сибирскую реку, но и автодорога в северном направлении обрывается. Через Обь действует паромная переправа в посёлок Андра, а вот в сторону Берёзово проехать на машине можно бывает только зимой.

Итак, всё сухопутное сообщение позади, и мы едем по реке дальше. По пути "Метеор" делает остановки в глухих сёлах, где народ живёт тайгой и рекой. Река здесь — и дорога, и кормилица.



А вот и Берёзово. Официально уже числится Крайним Севером, находясь почти на широте Архангельска. Ныне посёлок городского типа с населением 7 тысяч человек, куда не доехать автодорогами, но в прошлом это был уездный город, основанный ещё в 1593 году, то есть это один из первых русских городов Сибири.



История у этого места солидная. Когда-то город Берёзов был одним из важнейших центров Сибирского Севера, а также местом ссылки. Например, именно здесь закончил свои дни князь Александр Меншиков — сподвижник Петра I, после сметри царя впавший в немилость. Помните картину Сурикова "Меншиков в Берёзове"? Вот это оно и есть.

А сейчас это удивительно тихое место. Размеренная и неторопливая жизнь, где небольшой и довольно уютный (хотя и выглядящий для этого региона захолустьем) городок окружен тайгой, и почти что с улиц открывается живописный вид на реку Северная Сосьва (поблизости от Берёзова она впадает в Обь, то есть "Метеор" заходит в устье Сосьвы и немного проходит вверх по течению), которая начинается в горах Приполярного Урала (вот куда бы ещё было здорово добраться!).



А Ханты-Мансийский автономный округ примечателен не только тем, что здесь добывается нефть, но и тем, что он, как следует из названия, является национальным регионом. Коренные народы Западной Сибири — ханты и манси, несмотря на грандиозные масштабы освоения нефти, всё так же живут где-то среди тайги и ведут традиционный образ жизни. Разумеется, не тотально, — многие из них перебираются и в то же Берёзово, и в Ханты-Мансийск, и в Сургут. Но, тем не менее, вышеописанный феномен имеет место быть. В Берёзовском районе нам предстояло поближе познакомиться с национальной культурой такого народа, как ханты. Организацию этого взял на себя Илья, — сделав ещё до поездки определённое количество телефонных звонков, он вышел на представителей одного знатного хантыйского рода, которые оказались не против показать нам свой быт и культуру. В Берёзове днём 14 августа нас встретил хант Пётр Герасимович, который на моторной лодке по протокам Оби отвёз нас сначала в деревню Теги (которая расположена на Оби ниже по течению, и в которой мы определились на ночлег), а затем в родовое поселение Юхонгорт, которое фактически представляет собой обычный хутор, но с некоторыми непривычными для русского человека особенностями, — лабазы "на курьих ножках". Такие мы в большом количестве видели в этнографическом музее под открытым небом "Торум Маа" в Ханты-Мансийске. Но ведь здесь всё настоящее.



В одном таком лабазе хранятся в сундуках личные вещи предков, но далеко не все из них нам согласились показать. Равно как и не показали нам святилище, расположенное чуть поодаль от дома, — так уж заведено. Но так ли это плохо? Думаю, нет. Вещи в их материальном облике мы видели в музеях, а вот впечатляющее трепетное отношение хозяина к родовым святыням мы могли увидеть только здесь.

Так в гостях у хантов мы провели несколько часов. Затем уже упомянутый Пётр Герасимович (приходящийся хозяину зятем) снова повёз нас на моторке по протокам обской поймы.



Так мы вновь оказались в деревне Теги (нет, интернет здесь ни причём, да и вообще Т в этом названии произносится мягко :)). Деревня эта находится на Малой Оби, то есть на протоке, — Обь в среднем (начиная с севера Томской области) и нижнем течении имеет широко разветвлённую сеть проток (и даже без их учёта ширина основного русла поражает).



При помощи сельской администрации нас на ночлег определили в местную школу-интернат, которая в летнее время пустует, из-за чего в большом трёхэтажном здании с видом из окна на Малую Обь мы находились одни. Был очень атмосферный вечер, когда ухудшилась погода, за окном дул сильный ветер с дождём, а мы вдвоём сидели в пустом интернате в далёкой глухой сибирской деревне, куда не доехать по дороге, и ужинали копчёной рыбой и хлебом с вареньем, которыми нас угостили ханты. Вставать предстояло рано, — утром 15 августа наш путь лежал в Салехард. И вновь на "Метеоре", сообщением Берёзово-Салехард, который большую часть пути идёт именно по Малой Оби и первую остановку делает в Тегах.

Раннее утро 15 августа. Ждём "Метеора" на пристани в Тегах. Обратите внимание на ширину реки, — и это только Малая Обь!



У Севера свой нрав, — на Оби была непогода и штормовые волны, на которых наш "Метеор" сбавлял скорость и часто подскакивал, создавая неприятную тряску (не путать с морской качкой, это другое).

А вот такой была природа за бортом. Мы приближаемся к полярному кругу. Тайга постепенно редеет и превращается в лесотундру. А ещё, — всё чаще попадаются деревья с жёлтыми листьями. Лето здесь, на Севере, короткое (хоть и бывает жарким), и осень начинается уже в августе.



Вскоре мы пересекли южную границу Ямало-Ненецкого автономного округа, который тоже добывает нефть и газ. Посёлки, которые на карте выглядят расположенными совсем уж в глуши, выглядят на удивление современными и благоустроенными, а дома раскрашены в яркие цвета, — примета этих краёв. Это — кажется, Мужи или Шурышкары.



А к середине дня мы по неспокойной Оби достигли полярного круга и стоящего на нём города Салехарда — столицы ЯНАО. Хмурая непогода пока ещё продолжалась, но постепенно успокаивалась. Это — речной вокзал ямальской столицы, а чуть правее видна крыша пристани, к которой причаливал "Метеор".



Но осмотр Салехарда был оставлен на другие дни. Сейчас мы здесь провели проездом всего четыре часа, и путь нам лежал ещё дальше на север — в тундровую заполярную даль. Для отправления в посёлок Антипаюта на Гыданском полуострове за Тазовской губой нас уже ждал теплоход "Механик Калашников" — точно такой же, как "Родина" (можете сравнить с приведённой выше фотографией "Родины"), только ещё на год старше.



Поскольку писать столь длинные посты ЖЖ не позволяет, мне пришлось разбить обзор на две части. Поэтому после прочтения переходите, пожалуйста, по этой ссылке во вторую часть и оставляйте комментарии уже там!
Tags: Железная дорога, Западная Сибирь, Крайний Север, Природа, Путешествия, Россия, Сибирь, Урал
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author