Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Путь на Соловки. Железная дорога и Белое море

Летом многие люди едут на море. В конце июня этого года сделать это решил и я. Но не в том направлении, которое под этим подразумевает большинство людей. То есть не на юг, а на север. К Белому и Баренцеву морям. Конец июня — самый разгар белых ночей в Петербурге. Но мне предстоит своими глазами увидеть, что там — в северных широтах — ночи в это время гораздо светлее. Итак, вечером 23 июня я отправился на север из Города на Неве. Первый пункт путешествия — Соловки; старинный монастырь и посёлок на покрытом лесом острове в Белом море, куда добираться мне предстоит через город Кемь на севере Карелии. Сначала поезд, потом теплоход, и в общей сложности путь займёт 19 часов.



Двадцать третье июня. Следующий день после летнего солнцестояния. В Петербурге тёплая летняя погода. Можно задать вопрос "Как же так, в самую красоту белых ночей уезжать из Питера?". Но, как я уже сказал, там, куда я еду, белые ночи — по-настоящему белые! Скорый поезд номер 22 Санкт-Петербург - Мурманск отправляется с Ладожского вокзала в 19-48. Недолгие сборы, дорога на метро от дома почти в другой конец города. Где-то за 15 минут до отправления я сел в свой плацкартный вагон. Мне предстоит ехать не до конца, а лишь до станции Кемь. Но Мурманск на моём маршруте ещё впереди, и, забегая вперёд, скажу, что прибывать я в него буду тем же поездом. Сев в вагон, я сразу ощутил атмосферу тех краёв, в которые я еду. Половину пассажиров составляли солдаты, едущие в Заполярье служить срочную службу, и не только в моём вагоне: Мурманская область, кроме металлургической промышленности, наполнена ещё и военными базами и частями. Кроме солдат едут в вагоне и радушные спокойные северяне — жители Мурманска, Мончегорска, Кандалакши и множества других городов. "За полярным кругом, значит, буду служить" — говорит один из новобранцев. "Да, будете сейчас привыкать, что всё время светло. А зимой темно будет", — отвечают местные.

2. Перрон Ладожского вокзала. Мой поезд — справа. Посадка идёт полным ходом.



Точно по расписанию в 19-48 поезд тронулся. Прибытие в Кемь — завтра в одиннадцать утра. Проводник проверяет билеты, раздаёт постельное бельё. А поезд тем временем, миновав многоэтажные районы восточных окраин, выезжает за пределы Петербурга.

3. Первые километры болот Ленинградской области. Где-то около станции Колтуши.



Когда-то все поезда в направлении Волховстроя отправлялись с Московского вокзала и на Мурманскую магистраль выходили через Рыбацкое. После открытия Ладожского вокзала они идут по ветке через Колтуши и переезжают Неву по Кузьминскому железнодорожному мосту.

4. Вот и мой поезд пересекает Неву. Фотография, к сожалению, вышла плохого качества, но лучшей нету.



Вскоре после моста — крупный железнодорожный узел Мга, где поезд выходит на магистраль. На этом направлении именно в этом месте наступает полное ощущение погружения в Дорогу. Когда город уже окончательно остался позади.

5. На участке между Мгой и Волховстроем поезд традиционно идёт с медленной скоростью. Одна за другой знакомые станции, где я неоднократно ездил на электричке, — Апраксин, Назия, Жихарево. Время на часах уже около девяти вечера, и солнце садится, — ведь здесь ещё относительно тёмные ночи. А в Мурманске в середине ночи солнце будет на такой же высоте...



6. В 21-45 — первая остановка. Станция Волховстрой (расположена в городе Волхов Ленинградской области), стоим пять минут. Это место мне тоже давно знакомо.



7. Сталинский вокзал послевоенной постройки — поистине грандиозен для такого небольшого города (45 тысяч жителей).



Но город хоть и небольшой, а вот железнодорожный узел — один из важнейших, наверное, на всём Северо-Западе России. По направлению от Петербурга за мостом через реку Волхов, который следует после станции, расходятся магистральные направления: налево — на Петрозаводск и Мурманск, направо — на Вологду, Киров, Урал, Сибирь и Дальний Восток.

8. Вот и сам мост через могучий Волхов, который течёт в Ладогу из Ильмень озера. На заднем плане видна Волховская ГЭС, здесь я был в октябре прошлого года.



И за мостом — та самая развилка. Станция Волховстрой-2, корпуса алюминиевого завода, множество путей, в переплетении которых даже довольно трудно разобраться... В общем, справа остались пути, идущие на восток — на Тихвин, и так далее, как написано выше. Ну а мы едем налево. Станция Мурманские Ворота — следующая после Волховстроя — очень явственно сообщает о нашем направлении. После Волхова поезд разгоняется и по почти прямой дороге начинает гнать с весьма приличной скоростью. А местность вокруг становится более глухой. Всё меньше посёлков, всё больше леса и больших по площади верховых болот. Ближе к Лодейному Полю попадаются холмы, — отроги Вепсской возвышенности. Железная дорога постепенно огибает с южной стороны Ладожское озеро и берёт курс уже на северо-восток. Поэтому за окном хоть и темнеет, но всё медленнее. Приятно стоять у открытого окна (рядом с титаном возле купе проводника), вдыхать запах проносящегося мимо леса. Чем дальше, тем глуше леса, и тем светлее наступающая ночь. Чувствуется, что едем на север.

За Волховстроем — уже историческая Мурманская железная дорога. Полторы тысячи километров пути — от станции Званка (ныне, собственно, Волховстрой) Вологодской железной дороги до северного побережья Кольского полуострова, были построены в кратчайшие сроки — в 1915-1916 годах. Как нетрудно догадаться, причиной столь срочного строительства стала Первая мировая война. Наличие в Баренцевом море тёплого течения, не дающего ему замёрзнуть зимой, сделало возможным создание там круглогодичного морского порта, к которому необходимо было привести железную дорогу с Большой Земли. Так появились железная дорога, морской порт, а затем и город Романов-на-Мурмане — нынешний Мурманск.

9. Пол двенадцатого ночи. Пятиминутная стоянка в Лодейном Поле. Так светло в это время не бывает даже в Питере! А то ли ещё будет дальше!



Через полчаса Подпорожье. От Петербурга уже почти триста километров, но пока ещё Ленинградская область. После Подпорожья поезд на небольшой скорости переезжает по мосту реку Свирь, которая соединяет Онежское и Ладожское озёра. Наконец, в пол первого ночи он встаёт на полчаса на станции Свирь.

10. Вид вперёд — туда, куда мы едем. Половина первого, на небе сумерки, на северном горизонте рдеет заря. Солнце скрылось ненадолго, скоро уже опять начнёт светать. Уже совсем рядом Карелия.



На Свири все поезда стоят долго. При станции — маленький железнодорожный посёлок, но он настолько небольшой, что, кажется, станция размерами его превосходит. Здесь так называемая смена тяги. То есть контактная сеть постоянного тока переходит на переменный ток, что требует смены локомотива. Поэтому всем поездам, идущим по Мурманской магистрали, на Свири меняют электровоз.

11. Пока нашему поезду меняют электровоз ЧС2Т на ЭП1, можно сходить прогуляться перед отходом ко сну. Вот такой вид открывается с пешеходного мостика над путями. Внизу слева виден мой поезд. Время приближается к часу ночи.



12. Вид в обратную сторону, теперь мой поезд виден справа. А слева — на первый путь прибыл 11-й скорый Петрозаводск - Санкт-Петербург. Ночной поезд в столицу Карелии, которым мне тоже случалось ездить. Ему тоже сейчас предстоит смена тяги, — электровоз ЭП1 уже отцепили.



Минут за десять до отправления я вернулся в свой вагон, выпил чаю и лёг спать. Заснул, правда, не сразу, и ещё видел в окно вагона, как мелькают верхушки сосен и елей, а небо становится всё светлее. Когда едешь на север летней ночью, то кажется, что светает, ещё раньше, чем действительно наступает рассвет, — потому что чем севернее, тем светлее ночь. Завтра я увижу Белое море. И, думая об этом, постепенно засыпаю. Ночью, пока я спал, проезжали Петрозаводск, Кондопогу и Медвежью Гору.

Открыл глаза, когда поезд стоял, и в вагон ярко светило утреннее солнце. Стрелки часов указывают на цифру восемь. Значит, мне осталось ехать три часа. Протираю глаза и выглядываю в окно.

13. Стоим на станции Сегежа, расположенной в одноимённом промышленном городе в Карелии. Новый вокзал, построенный недавно, я, правда, так и не увидел.



После отправления пошёл умываться. Стоя в очереди :), видел в окно живописное Выгозеро с каменистыми берегами, поросшими сосновым бором, и островками посреди воды, в которой, отражаясь, переливалось яркое солнце. Всё таки Карелия — красивейший край.

14. Карельский сосновый бор уже где-то за Выгозером:



15. Посёлок городского типа Надвоицы. Железная дорога идёт вдоль Беломорско-Балтийского канала и его шлюзов и гидроузлов. Эта водная система построена на основе реки Выг, текущей в Белое море. Значит, поезд едет уже по территории беломорского бассейна.



16. Всё дальше и дальше. В карельских лесах раздаётся стук колёс поезда, который увозит меня всё севернее.



Фактически Мурманская магистраль — это путь от одного моря к двум другим (от Балтийского к Белому и Баренцеву) через глубину материка, через водоразделы и горные массивы Кольского полуострова. Таким образом, в этом путешествии я испытал интересное ощущение, когда, живя сам возле Финского залива, увидел моря с другой стороны, и при этом с севера, а не с юга.

Проехали станцию Кочкома, где на запад отходит построенная в 1999-2001 годах грузовая ветка на Ледмозеро, соединяющая Мурманскую магистраль с Западно-Карельской. В прошлом году я ездил поездом в Костомукшу и видел примыкание этой ветки в Ледмозере. Там, в Западной Карелии, — царство тепловозной тяги. Здесь же нас везёт электровоз, хотя и сюда контактную сеть провели недавно, — до 1990-х годов был электрифицирован участок Кандалакша-Мурманск, не будучи при этом связан с остальной контактной сетью на железных дорогах страны.

17. Вскоре бесконечные дремучие леса и болота опять прерываются появлением домиков. Поезд замедляет ход, прибывая на маленькую станцию Идель.



18. Водонапорная башня, возведённая в 1915 году, то есть при строительстве магистрали, и небольшой посёлок, который появился тогда же — как посёлок железнодорожников.



19. Станционный пост ЭЦ. Вокзала, кажется, здесь нет. Справа виден раритетный советский мотоцикл.



20. На станции — памятник Великой Отечественной войне. Братская могила бойцов Красной армии, погибших на Карельском фронте. До Иделя линия фронта уже не дошла, — боевые действия шли к югу и к западу отсюда.



Во время войны Карелия три года пробыла в оккупации финскими войсками, которые воевали в союзе с нацистской Германией. Летом 1941 года финны, оккупировав примерно половину территории Карелии (включая Петрозаводск), захватили в том числе часть Мурманской железной дороги и перерезали тем самым прямое сухопутное сообщение со стратегически важным Мурманским портом. Ситуацию спасало наличие построенной перед войной рокадной железной дороги Беломорск - Обозерская вдоль берега Белого моря, соединяющей Мурманскую магистраль с Архангельской. Перед советскими войсками стояла важнейшая задача не допустить прорыва финнов и немцев к побережью Белого моря, и с этой задачей им удалось справиться. Летом 1944 года в Карелии начинается наступление советских войск (Свирско-Петрозаводская наступательная операция), по итогам которого Карелия была освобождена, а в сентябре того же года Финляндия заключила перемирие с СССР.

21. Мчимся дальше по рельсам, любуясь дивными карельскими лесами...



22. ...и озёрами



23. "Остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озёр..." — так и звучат здесь в голове эти слова знакомой с детства песни.



24. Ещё одна маленькая станция. Поезд хоть и скорый, но после Сегежи останавливается почти везде, тем самым мало отличаясь от пассажирских поездов шестисотой нумерации. Почти на каждой станции можно увидеть грузовые составы, — наверное, что-то везут в Мурманский порт. Или, может быть, вывозят металлургическую продукцию из Кировска, Мончегорска, или ещё откуда-то.



25. Станция Летний. Сегодня она соответствует своему названию, — погода действительно летняя, солнечная. Хоть и лето здесь довольно короткое.



26. Постояв одну минуту, едем дальше. За окном всё те же карельские леса.



27. И болота. На которых в двадцатых числах июня всё ещё цветёт пушица (в Ленинградской области она обычно отцветает уже в начале месяца).



Между прочим, территории Северной Карелии, начиная от южной границы Беломорского района, уже официально относятся к районам Крайнего Севера. То есть не приравнены, а именно уже относятся.

28. Без пяти десять утра. Въезжаем на ещё одну станцию, вокруг уже не посёлок, а небольшой городок. А в грузовых полувагонах, которые видны в кадре, скорее всего везут уголь в Мурманский торговый порт (или наоборот, везут порожняк обратно).



29. Беломорск! Маленький вокзал, похоже, советской довоенной постройки. Само название этого города говорит о том, что уже осталось совсем немного, — Белого моря железная дорога уже достигла, и сейчас будет идти вдоль его западного берега, на некотором расстоянии от него.



За Беломорском — станция Шуерецкая. Стоя у открытого окна справа по ходу поезда, именно там я увидел Белое море! Есть совсем короткий участок, где железная дорога подходит близко к берегу Шуерецкой губы, и море можно увидеть из окна поезда. Впрочем, довольно быстро море скрылось за лесом. Но ехать до Кеми мне всё равно осталось меньше часа.

Поснимал видео, в котором, помимо пейзажей, видно проследование без остановки станции Мягрека.



30. Последние километры перед прибытием. Я уже упаковал свои немногочисленные вещи, сдал проводнику бельё, и готов к выходу.



31. В без десяти одиннадцать поезд пересекает реку Кемь, по мосту, с которого открывается вид на Путкинскую ГЭС, построенную в 1960-е годы (на этой реке каскад плотин, — ещё несколько ГЭС находится западнее, то есть выше по течению).



32. Наконец в 10-53 поезд останавливается на станции Кемь, где я его и покидаю. Выхожу на первую платформу, передо мной — кирпичный позднесоветский вокзал.



33. Вид на север. Мой поезд отправляется дальше — за полярный круг. А мне сейчас предстоит добраться до пассажирской пристани в посёлке Рабочеостровск. Осталось полтора часа до отправления теплохода на Соловки.



837 километров по железной дороге от Санкт-Петербурга. Я уже прилично в северные широты забрался. Но пока ещё южнее полярного круга. Выхожу с вокзала в город и вдыхаю северный воздух. Погода достаточно тёплая.

34. Привокзальная площадь, именуемая площадью Кирова. Асфальт весь в лужах, — видимо, вчера или утром был дождь. Впрочем, пойти он может когда угодно, — погода у моря переменчивая. Кемь большей частью выглядит именно вот так неказисто, как и эта площадь. Хотя история у этого города давняя и богатая, — Кемь была основана ещё в XIV веке.



Железнодорожная станция Кемь является перевалочным пунктом по дороге не только на Соловки, но и во внутреннюю часть Северной Карелии — Калевальский район (так же и на станции Лоухи, расположенной ещё севернее, поезд покидают те, кто едет в Кестеньгу, Пяозерский и другие посёлки). Автобусы на Калевалу отправляются отсюда же — от железнодорожного вокзала. Впрочем, туда я поеду в другой раз, а пока — путь мне лежит на пристань в Рабочеостровске, до которой 12 километров. Регулярно ходят автобусы, и почти за час до отправления своего корабля я уже был там.

35. Здание причала, где приобретаются билеты. В кадре видна паломническая группа со священниками.



Билеты свои в обоих направлениях я выкупил (их бронировал заранее через интернет). Отправление теплохода в 12-30, у меня есть время немного прогуляться по прилегающей к пристани части посёлка.

36. В Кемской губе Белое море сегодня спокойно. Лишь лёгкая рябь на воде, вокруг кричат чайки. Погода даже довольно жаркая, но ветерок с моря дует заметный.



37. Остров Як напротив причала. Все берега здесь сплошь каменные — состоят из гранитных "бараньих лбов", когда-то отёсанных ледником. Фактура береговых скал здесь сильно напоминает северную часть Ладожского озера.



38. Вид вдаль — в сторону открытого моря, от которого Рабочеостровск закрывает группа скалистых островов.



39. Посмотришь в эту сторону, — и даже не знаешь, какой век на дворе. При виде этого мыса со стоящей на нём деревянной церквушкой представляешь древних поморов — первых переселенцев на эти холодные северные берега.



Впрочем, на самом деле, церквушка, во-первых, новодельная, а во-вторых, являет собой декорацию. Это — оставшийся на месте после съёмок реквизит фильма "Остров" Павла Лунгина. Фильм снимался здесь и на Соловках, и надо сказать, что беломорские пейзажи показаны и переданы там весьма атмосферно.

40. Чуть левее — прямо на гранитных шхерах стоят лодочные гаражи, некоторые из лодок качаются на воде, будучи привязанными к берегу. А чуть дальше стоит церковь, но уже настоящая. Это — Троицкая церковь подворья Соловецкого монастыря, построенная в 1993-1997 годах.



41. Пока ещё время есть до отправления, гуляю по улице Портовой, которая идёт вдоль морского берега.



Хоть и внешне выглядит посёлок довольно печально, но люди, которых здесь можно увидеть, меняют впечатление в лучшую сторону. Довольно много собак, но все они дисциплинированные и без толку не лают. В целом, здесь ощущаются покой, умиротворение и лёгкий морской ветер (который иногда бывает и штормовым). Север!

42. В перспективе улицы видна вышка сотовой связи, которую с моря видно очень издалека, в чём мы убедимся позже.



43. На этой улице есть и вот такие деревянные дома, явно начала прошлого века. Похожие, кстати, можно увидеть и на Мурманской железной дороге в пристанционных посёлках.



А Рабочеостровск был основан ещё до появления железной дороги — в 1888 году, при строительстве здесь лесопильного завода, который действует и ныне как Кемский деревообрабатывающий завод, и расположен здесь же — возле порта. В те годы север Карелии (а точнее, Кемский уезд Архангельской губернии) был совершенно глухим таёжным краем, где дорог не было, и попасть в Кемь можно было лишь морем, а во внутренние территории уезда — по рекам.

Рабочеостровск (как и Кемь) я ещё покажу более подробно, когда буду описывать своё возвращение с Соловков на материк вечером следующего дня.

44. Пройдя улицу до конца, я увидел вот такую живописную скалу, слева от которой — травяное болото.



45. Скала, поросшая соснами и мхом. Прекрасная карельская природа.



46. А вот такой вид со скалы открывается на море:



Посидев несколько минут на скале, я решил идти обратно, — всё же до отправления теплохода осталось полчаса, и там уже начинается посадка.

47. Ещё один дореволюционный деревянный дом:



48. На улице стоит створный знак для морских судов, указывающий линию фарватера.



А сейчас выйти в море предстоит и мне! Полсотни километров пути от Рабочеостровска до Большого Соловецкого острова теплоход преодолевает почти два часа.

49. Вот мой кораблик уже виден на заднем плане. А рядом стоит Никольская часовня, построенная в 2008 году.



50. Теплоход "Метель-4" вместимостью 130 пассажиров. Это небольшое судно предназначено для прибрежного плавания. Проект 485М3, длина — 25,1 м, ширина — 4,4 м, высота борта — 2,2 м, осадка — 1,3 м. Водоизмещение — 52 тонны, максимальная скорость 12,5 узлов (то есть около 23 км/ч). На этом теплоходе мне предстоит провести два часа.



51. Итак, посадка окончена. Все пассажиры на борту, отчаливаем от берега. На заднем плане видны корпуса деревообрабатывающего завода.



52. Развернувшись кормой к пристани, уходим в море.



Практически все пассажиры судна — туристы, в том числе организованные группы. Даже и не знаю, был ли тут хоть один житель посёлка Соловецкий, либо кто-нибудь, едущий туда в гости. Впрочем, население посёлка меньше тысячи человек, и некоторую их долю составляют монахи, так что неудивительно.

53. Остров Як отлично виден по правому борту.



54. Миновав этот остров, теплоход покидает Кемскую губу и выходит в пролив Западная Салма (название от карельского и финского Salmi — пролив), который, в общем, открытым морем всё же назвать трудно, — в поле зрения с обеих сторон постоянно видны острова.



55. Многие из этих островов являют собой так называемые луды, то есть выступающие из воды гранитные отмели, имеющие гладкую скалистую поверхность. Само слово "луда" происходит от карельского Luodo — отмель.



На теплоходе есть внутренний пассажирский салон с окошками, где ряды кресел выставлены как в электричке. Большинство людей, конечно, сидели там, в тепле. Но ко мне это не относилось. Я, одевшись потеплее, пошёл на кормовую палубу и сел там на скамейку. Там люди тоже были, но они, как правило, сменялись, — одни приходили, другие уходили. Почти весь рейс там просидели только я и священник из паломнической группы.

56. Это вид с кормовой палубы (которая, кстати, как видно, имеет навес) в сторону пассажирского салона (открытая дверь в середине кадра ведёт именно туда). Между кормой и салоном находится посадочная площадка, где также стояли люди.



57. И вид с кормы назад. У малого морского судна даже на небольшой скорости гребной винт работает интенсивно, поэтому и кильватерная волна такая большая. За кормой теплоход догоняют чайки.



58. На скалистых островах, мимо которых мы проходим, тоже стоят створные знаки. Ставятся они там, где фарватер поворачивает, чтобы помочь штурману судна определить точку начала поворота. Поворачивать нужно тогда, когда два створных знака, стоящих под определённым углом, с угла обзора штурмана накладываются друг на друга.



59. Идём дальше по волнам синего моря. Хотя вообще-то оно Белое... Да, основную часть года оно действительно имеет белый цвет, но сейчас всё таки лето.



60. А вот если посмотреть налево — на север, то с той стороны островов нет. Только морская вода до горизонта и небо.



61. Тем временем, по правому борту вдалеке показался архипелаг Кузова, известный расположенными на его островах многочисленными памятниками древней саамской культуры.



62. Кузова имеют довольно причудливую слегка округлую форму.



63. Всё дальше. Вперёд, навстречу беломорским волнам к соловецкому берегу!



Видео:



64. И всё таки на корме сидеть интереснее. Совсем не то, что в тёплом салоне. Здесь и ветер дует, и брызгами от морских волн обдаёт, да и просто видно больше. Интересные впечатления.



65. Погода остаётся хорошей, солнце всё так же светит. Но вон туча идёт, дождём изливается...



66. Но дождь прошёл мимо — куда-то в сторону Беломорска. И в морских волнах продолжают сверкать солнечные блики.



67.



68. А вон уже и Большой Соловецкий остров впереди. Пока ещё вдалеке, просто фото я сделал с сильным зумом. Если Кемь и Рабочеостровск — это ещё Карелия, то Соловецкие острова — уже Архангельская область. Хотя к Карельскому берегу Белого моря от них ближе всего.



69. Разгар дня. Время уже около двух часов. Солнце довольно высоко, а ночью оно хоть и зайдёт за горизонт, но ненадолго, — даже облака будет подсвечивать.



70. Остаются последние километры до острова. С максимальным зумом с теплохода уже можно отлично разглядеть впереди Соловецкий монастырь. Объект в левой части кадра — это борт теплохода.



71. А вот монастырь уже во всей красе виден с моря:



72. Поворачиваем к Тамарину причалу. Помимо леса и монастыря впереди видны также поселковые дома.



73. Входим в бухту Благополучия:



74. И наконец, около 14-30, швартуемся к причалу. Я выхожу на пирс и бросаю последний взгляд на теплоход. На переднем плане как раз видна кормовая палуба, где я сидел.



75. А вот так я уже на следующий день наблюдал прибытие этого же теплохода со стороны.



76. С другой стороны пирса пришвартован теплоход "Сапфир". Размером он значительно больше, да и рейс выполняет более дальний, — он ходит до Беломорска.



77. От Тамарина причала я иду в посёлок Соловецкий. На этом снимке — вид обратно, в сторону моря. Обратите внимание, что этот кадр (как и все последние) по центру немного замутнён. Это последствие попадания брызгов от волн на фотоаппарат. Впрочем, где-то через час этот дефект самоустранился.



"И где это я оказался?", — подумал я, взглянув на свой мобильный телефон, и обнаружив на нём отсутствие связи. Забегая вперёд, скажу, что, вероятно, в тот день были проблемы с сигналом, так как спустя примерно шесть часов связь стала ловить отлично. Итак, я прибыл на Соловки. После такого весьма интересного пути сюда от Петербурга я провёл на острове два неполных дня. Успел, надо сказать, не так много, как мог бы. Но всё равно доволен вполне. Об этом я расскажу в следующих постах.
Tags: Архангельская область, Железная дорога, Карелия, Природа, Путешествия, Россия, Русский Север, Северо-Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments