?

Log in

No account? Create an account

nord_ursus


Записки северного медведя

Cogito ergo sum


Previous Entry Share Next Entry
По Белому морю. С Соловков на материк
nord_ursus
Соловки были только началом моего Пути на Полночь в конце июня 2015 года. Вернувшись на материк — на Карельский берег, я направился дальше в северном направлении — в Мурманскую область. Мой теплоход обратно в Рабочеостровск отправляется от Тамарина причала Большого Соловецкого острова в семь часов вечера, идёт также два часа, после чего я выйду на берег в девять, а в час ночи с железнодорожного вокзала Кеми отправится в светлую белую ночь мой поезд Москва - Мурманск, из которого я утром выйду уже в Апатитах. Ниже — рассказ о возвращении на материк с Соловков с красивыми вечерними пейзажами, которые сопровождали меня в пути.



2. Итак, Тамарин причал в посёлке Соловецкий. У пирса пришвартован теплоход "Василий Косяков", — он побольше, чем "Метель-4", на которой я добирался на остров накануне, но идёт с такой же скоростью. Теплоход двухпалубный, — на нижнем уровне есть пассажирский салон, но я туда не заходил даже. В хорошую погоду можно и постоять на ветру на верхней палубе.



3. Примерно за десять минут до отправления я взошёл на борт. Вот так и выглядит верхняя палуба, на ней даже есть сидячие места. На заднем плане — посёлок.



4. Рулевая рубка. Теплоход назван в честь капитана Василия Косякова, работавшего в послевоенный период начальником Мурманского морского порта, и внёсшего значительный вклад в его восстановление после войны.



5. Я поставил рюкзак на одно из пассажирских сидений и занял наблюдательную позицию у правого борта судна. Вот такой вид открылся на бухту Благополучия, посёлок и Соловецкий монастырь. Пока мы ещё стоим.



6. Вид с зумом. На переднем плане — уже знакомое по предыдущим постам явление — кривые берёзки, ставшие такими от постоянных сильных морских ветров. Впрочем, погода мне по-прежнему благоволит, — солнечно, тепло, а на морской воде лишь лёгкая рябь.



7. Но вот уже на часах без двух минут семь, затарахтели двигатели теплохода, завертелись гребные винты, и из-под судна начала выходить причудливого вида зеленоватая волна.



Ровно в 19-00 теплоход отдаёт швартовы, отходит от пирса и выполняет разворот кормой к причалу.

8. Отходим на материк! Причал остаётся за кормой. За пирсом видно прямоугольное белое строение с окнами. Это, на самом деле, тоже теплоход — "Сапфир", который я уже показывал в посте про дорогу на Соловки. Сейчас он тоже отчалит и пойдёт в юго-западном направлении — на Беломорск.



9. Чуть дальше причала есть здесь и маленький порт, на котором, кажется, ведут погрузку щебня.



10. Постепенно уходим в море. Покрытый лесом Большой Соловецкий остров медленно удаляется.



11. Всё дальше становится и Соловецкий монастырь. Надо сказать, что вид на него издалека в чём-то даже больше впечатляет, чем вблизи.



12. Островок, бакены, створные знаки... А ещё неподалёку я увидел лодку и рыбачащего с неё местного жителя. Увидев, как к лодке приближается кильватерная волна от нашего судна, я подумал "Не повезло мужику, сейчас его болтать на волнах в лодке будет". Но потом понял, что он к такому привык, а не повезло ему скорее в том, что волна распугает всю рыбу.



13. Теплоход по фарватеру огибает островок, а монастырь становится всё дальше.



14. А впереди — морские просторы! До материка почти пятьдесят километров.



15. Идём по проливу Западная Салма, который пролегает между Карельским берегом и Соловецким архипелагом. Вдалеке на горизонте видны какие-то острова.



16. Сзади наш корабль догоняют чайки, которых сидевшие на корме туристы угощали с рук хлебом. Тем временем, с Соловков вышел "Сапфир", — вон он идёт.



17. Вид назад с левого борта:



18. Нос теплохода. Идём по курсу прямо на солнце! То есть на запад, — вечер всё таки.



19. Остров с его лесистыми холмами пока ещё хорошо виден:



20. Видна и Секирная гора, до которой я не доходил, с расположенным на ней монастырским скитом, — высшая точка Соловецкого архипелага.



21. Но постепенно остров, посёлок и монастырь тают за кормой, чтобы вскоре скрыться из вида.



22. На этой фотографии хорошо видны по бокам два трапа, ведущих с верхней палубы на нижнюю кормовую.



23. Многие люди сидели именно там — внизу, на корме. Как видно, даже там многие сидят, закутавшись в плед. Всё таки погода хоть и тёплая, но во время движения морской ветер даёт о себе знать.



Но наиболее сильный ветер дул на носовой части судна. Потому что ветер в тот день был хоть и слабым, но западным. А теплоход шёл как раз на запад, то есть ему навстречу, что создавало на носовой палубе настолько мощный поток воздуха, что казалось, будто находишься в аэродинамической трубе :) При этом несколько стоических туристов провели на носовой палубе весь рейс и ещё умудрялись сидеть там и читать книги.

24. "Сапфир" тоже постепенно движется в сторону Беломорска. Интересно было бы и на нём как-нибудь пройти.



25. А остров скоро уже не будет виден:



Пассажиры здесь, как и на пути туда, — туристы. Есть и паломники, которых можно увидеть в благообразного вида женщинах в платках и с молитвословами. Услышал я, как две таких женщины говорили между собой по-фински. Сначала я удивился, а потом, прислушавшись повнимательнее, понял, что этот финский у них не очень певучий и с каким-то ярко выраженным русским акцентом, и понял, что это на самом деле карельский! Надо же, а ведь носителей этого языка весьма мало. Скорее всего, они из Калевалы. В смысле, не из эпоса, а из райцентра :) Калевальский район как раз является соседним с Кемским, и карелы там составляют значительный процент населения.

26. Это, может быть, уже Карельский берег в туманной дымке показался. Но точно я в этом не уверен.



27. А с максимальным зумом на фотоаппарате пока ещё неплохо виден остров, на котором можно различить и посёлок, и монастырь.



28. Солнце пока высоко, но постепенно снижается. В северных широтах закат длится долго, а сочетание солнечного света, узора облаков и морской воды создаёт удивительно красивые картины.



29. Море сегодня спокойно, волнения нет. А иногда здесь бывает непогода, — волна может разойтись, что порой приводит к значительным задержкам морских рейсов на Соловки или, наоборот, на материк.



30. Продолжаем идти вперёд. По левому борту показался архипелаг Кузова.



31. А за кормой остаётся кильватерный след:



32. Безлесные скалистые Кузова — острова с пологой и округлой формой, отлично видны с теплохода.



33. С западной стороны на Кузова надвигается пелена дождя. И конец дождю, кстати, тоже виден. На море погода переменчивая, — дождь столь же быстро может закончиться, сколь неожиданно может начаться; а когда перед глазами не лес, а открытое море, то вообще можно постоянно наблюдать, как дождевые тучи передвигаются.



34. А солнце всё больше клонится к закату:



Видео. Кстати, сила ветра на носовой палубе на видео не очень хорошо заметна. На самом деле, ветер на носу был таким, что, стоя лицом к нему, трудно было даже дышать или говорить.



35. Ещё какой-то остров-"луда" (каменная отмель) со створными знаками — по правому борту:



36. Продолжаем идти дальше. Постоянно сменяющие друг друга облака радуют глаз своими узорами.



37. Снова идёт туча, изливая дождь. Но опять мимо нас.



38. Материк уже виден! Вон он, Рабочеостровск! И две вышки сотовой связи на береговой скале. Как я уже говорил в посте про путь на Соловки, их с моря видно с больших расстояний. До пристани осталось около семнадцати километров, и ещё больше получаса пути.



39. Ух, какая серьёзная туча с дождём видна впереди! Впрочем, и за ней дальше виднеется просвет. Но пока дождь, кажется, идёт прямо на нас.



40. Интересно, пронесёт тучу в этот раз мимо, или же мне всё таки придётся немного намокнуть? А главное, — успеем ли мы дойти до берега, прежде, чем польёт?



41. Солнце опускается всё ниже на северо-запад. Полностью оно за горизонт зайдёт ненадолго, и совсем темно ночью не станет. То, как выглядит белая ночь на этой широте, мне ещё предстоит увидеть по пути пешком от пристани до вокзала.



42. В этих краях это нормальное явление, — когда проливной дождь соседствует с чистым участком голубого неба. И со стороны смотрится особенно красиво.



43. Северная Карелия! Край бесчисленных озёр и болот и бескрайней тайги, вид на которую в вечерних лучах солнца открывается с Белого моря.



44. Приближаемся к берегу. Остались считанные километры до Рабочеостровска. Проливной дождь всё таки прошёл мимо, но впереди показался ещё один, послабее.



45. И другой, — посильнее, идёт мимо нас.



Заходим в Кемскую губу, ветер утих, теплоход начинает выполнять разворот к причалу. Пассажиры готовятся к выходу, солнце в это время зашло за тучу.

46. Места, уже знакомые по вчерашнему дню. Кемский лесопильно-деревообрабатывающий завод, рядом — пристань на гранитных береговых шхерах.



47. Последние метры до причала, теплоход готовится к швартовке. У пристани стоит уже знакомая "Метель-4", левее — Никольская часовня, а вдалеке справа — деревянная церковь-декорация к фильму "Остров". В момент причаливания всё таки пошёл дождь, но несильный.



48. Катер "Преподобный Зосима" возле завода — назван в честь одного из монахов-основателей Соловецкого монастыря.



49. В Кемской губе штиль, только волна от нашего теплохода. Кричат чайки, ветра почти нет. Накрапывает дождик, а солнце вновь выглядывает из-за тучи. На часах девять вечера, и теплоход причаливает к Карельскому берегу. Путь мо морю завершён!



50. Спасательный круг с морским узлом. Внизу видна кормовая палуба, через которую осуществляется вход и выход на берег.



51. Сойдя на берег, бросаю последний взгляд на теплоход "Василий Косяков", пришвартованный к пристани.



52. Всё, я снова на Большой Земле! Дождик продолжает накрапывать, а пассажиры, включая меня, почти все идут к зданию причала. Там внутри небольшая гостиница, многие идут туда ночевать, но я туда захожу лишь на десять минут, — перекусить и выпить чаю.



53. Через пятнадцать минут дождик закончился. На небе показалась радуга.



54. Которая живописно отражалась в зеркале беломорской воды. Нечасто здесь бывает такая солнечная и безветренная тишь да гладь.



55. Время уже близится к половине десятого. Вечернее солнце создаёт просто на редкость красивый свет.



Толпа туристов ушла с теплохода и постепенно растворилась, — кто в здание причала, кто сел на какие-то туристические автобусы. И теперь я один. Могу насладиться окружившей меня атмосферой. Закат, тишина, радуга и тихая морская гавань.

56.



У меня есть три с половиной часа до поезда, который отправляется в час ночи. Где-то сейчас ушёл последний автобус из Рабочеостровска в Кемь, но мне он и не нужен. От пристани до вокзала — двенадцать километров. И я решил — пойду пешком. Пойду по Рабочеостровску и Кеми, наблюдая долгий северный закат, переходящий в короткую и очень светлую ночь. А ночью сяду на поезд, чтобы утром приехать в Заполярье. Но об этом я расскажу потом.


  • 1
прекрасно!
мне очень понравилось!)

Всё-таки, цвет воды у северных и южных морей действительно заметно отличается...

Оно и из названия следует. На юге Чёрное море, на севере Белое :))

Хорошие фото и рассказ :)

Думаю, если бы проходящие суда мешали рыбалке, то рыбак бы там не становился :) Скорее, наоборот, они способствуют хорошей рыбалке :)

Возможно и так :)

Спасибо! Очень интересно! Вам повезло с погодой, сказка просто. И эта радуга - как символ удачного путешествия, А пешком 12 км - Вы герой!

Разве 12 км — так много? :)) Я и 25 проходил не раз :)

В незнакомой местности, ночью... 12 я, наверное, могу, но не 25 -это точно.

В Кеми в конце июня ночь — понятие относительное :) Да и заблудиться там было невозможно, — дорога одна, и идёт прямо к ЖД станции. Впрочем, я и про этот марш-бросок тоже писал отдельно: http://nord-ursus.livejournal.com/144755.html

Отличные фотографии.Спокойное,вдумчивое повествование.Автор-явно романтик:снимать на камеру кильватерный след можно только от большой скуки.Мне будет интересно сравнить цвет волны носового буруна Белого моря с Северным,Японским или Средиземным.Обычно-это как огромная чернильница изумрудных цернил,вылитых в океан.

  • 1