Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Рабочеостровск и Кемь. От пристани до вокзала в начале белой ночи

В девять часов вечера 25 июня теплоход "Василий Косяков" причалил к пристани на Карельском берегу Белого моря в посёлке Рабочеостровск. Позади у меня — Соловки и два часа пути по Белому морю на материк. Впереди — заполярный Кольский полуостров, куда сейчас мне предстоит добираться поездом. До поезда ещё довольно много времени, — отправится он только в час ночи. Но от морской пристани до железнодорожного вокзала — 12 километров, которые я решил пройти пешком. Погода хорошая, да и время суток интересное, — садится солнце, и как раз начинается белая ночь, которая в приполярных широтах в конце июня настолько светлая, что, хоть и солнце заходит за горизонт, даже сумерки здесь не наступают.



2. Как уже говорилось об этом в предыдущем посте, пока мой теплоход шёл по Белому морю, мимо, вдалеке, несколько раз проходили тучи и изливались дождями. В момент причаливания и высадки на берег очередной дождь уже не прошёл мимо, а начал накрапывать над головой. Но сильным он не был, да и закончился уже через пятнадцать минут, после чего небо над морем озарила радуга.



3. А закатное солнце, выглянув из-за тучи, красиво осветило спокойное сегодня море, а также береговые гранитные скалы.



4.



Я немного отдохнул после рейса на теплоходе, и настало время марш-броска. Впереди — двенадцать километров пешком! К полуночи дойду, пожалуй. По прибрежной Портовой улице я в этот раз уже не стал идти, — по ней я прогулялся ещё по дороге на Соловки, пока ожидал отправление теплохода. Теперь же я беру курс прямо на Кемь.

5. Возле дороги обнаружились железнодорожные рельсы. Это — ответвляющийся от станции Кемь подъездной путь морского порта. Кстати, для того, чтобы гарантированно не заблудиться и прийти туда, куда надо, можно идти прямо по железке, — она точно на станцию выведет. Но я дорогу и так знаю, да и что там её знать, — просто прямо надо идти.



6. Солнце снижается, а я иду вперёд по дороге, предвкушая продолжение своего путешествия уже за полярным кругом.



7. Рабочеостровск — это посёлок-спутник Кеми с населением 2 тысячи человек, основанный в 1888 году под названием Попов Остров при лесопильном заводе, который действует и сейчас, и расположен рядом с пристанью, его я уже показывал. В конце XIX века это был ещё совсем малолюдный край, и попасть сюда можно было только по морю, а дальше — вглубь Северной Карелии — по рекам. Кое-что с тех времён изменилось, — в 1915-1916 годах построили Мурманскую железную дорогу, в советские времена — каскад ГЭС на реке Кемь. Но так же по-прежнему бьются беломорские волны о карельский гранит, а посёлок Рабочеостровск стоит перед студёными ветрами.



А люди здесь приятные, доброжелательные. Всё таки Север на людей влияет особым образом. Проявляется это в том числе в более высоком уровне доверия между людьми. Когда я делал эти снимки заводи Кемской губы возле поселковой улицы, мимо проходила девочка лет 10-11 с собакой, которая сказала мне: "Если красивое место для фотографии ищете, то лучше подойдите с той стороны", а потом стала шутить что-то про неправильно сделанную разметку на дороге и про то, что опять купила в магазине не всё, что попросили её родители, а уходя, сказала ещё: "И идите не слишком медленно, а то поезд не успеете. Удачи вам!". Вот так вот. Мне, честно говоря, трудно представить, чтобы даже в маленьком городе в более южных областях ребёнок мог сам заговорить с незнакомым человеком...

8. Та же самая заводь. Стоят на берегу сарайчики с лодками, как и сто лет назад. И всё так же каждый год белые ночи...



9. Десять часов вечера. Если на юге солнце за горизонт буквально "падает" почти за считанные минуты, то здесь, у полярного круга, оно медленно снижается под небольшим углом к горизонту.



Что представляет собой морской порт Кеми, я так и не понял. Возле пристани виден только лесопильный завод, а портовых кранов незаметно. Видимо, порт совсем маленький, и в своё время значительную часть своих функций уступил соседнему Беломорску. Надо сказать, что в последние десятилетия грузооборот портов на Карельском берегу значительно ослаб, и города пришли в упадок, — это хорошо заметно по тому, как в наши дни выглядит Кемь (фотографии вы увидите ниже). Впрочем, в ближайшие годы ситуация может заметно измениться. В Кеми планируется строительство нового глубоководного морского порта, который станет одним из второстепенных пунктов Северного морского пути (который активно возрождается в последние несколько лет), — в этом случае депрессивный городок Кемь ждёт оживление.

10. Центральная улица Рабочеостровска носит название Октябрьская. И она же служит автодорогой, соединяющей мои начальный и конечный пункты.



11. В целом и сейчас атмосфера здесь приятная. Такое обаяние Русского Севера. Леса в этих местах столько, что даже делают мостки из деревянных настилов.



12. Иду дальше, наблюдая яркий и красивый закат. На часах уже 22-30. Всего полтора часа до полуночи, а ведь как светло! Вот так, глядя на эти невзрачного вида двухэтажки, освещённые низким солнцем, как-то и начинаешь в глубине души понимать, что такое Север, где "не водится воронья", и куда уходили с обжитых мест лишь немногочисленные люди, — начиная с поморов, заселявших пустынные и холодные берега Белого и Баренцева морей.



13. Постепенно жилая застройка заканчивается, слева от меня — лес, а перед ним болото. Как и на Соловках, снова начинают одолевать комары. Ветра-то ведь нету!



14. Местами проступают гранитные скалы. Над невысоким лесом и розовыми закатными облаками в небе светит луна.



15. А я иду дальше. Иногда мимо меня по дороге проезжают машины. Но чем позже, тем меньше их становится. Дорога, кстати, хорошая вполне.



16. А потом я, как говорят местные жители, "дошёл до знаков". То есть до места, где, как сообщают дорожные указатели, заканчивается Рабочеостровск, и сразу же начинается Кемь.



Но до вокзала ещё далеко. Кемь сильно растянута с запада на восток. Местность, впрочем, неоднородна, — то жилая застройка, то участки леса.

17. Солнце скрылось за лесом. Чётко вырисовывая тёмный силуэт верхушек стройных елей.



18. Уже почти одиннадцать. Белая ночь постепенно вступает в свои права. Кстати, со старым летним временем (то есть в предыдущие годы) это была бы уже "почти полночь". На календаре, напомню, 25 июня.



19. Железный решётчатый фонарный столб, — почему-то такие наиболее часто попадаются именно в Карелии.



20. Взгляд назад. В этом месте Кемь ещё не очень похожа на город. Фактически это — посёлок Бабгуба, входящий в её состав.



21. Типовые панельные одноэтажные дома на две семьи. Такие хорошо знакомы мне по карельскому же посёлку Лахколампи в Суоярвском районе, где я, кстати, прошлым летом наблюдал, наоборот, рассвет после белой ночи.



22. Какой-то ручей, проходящий под улицей в трубе:



23.



24. Начало двенадцатого часа. И солнце опускается всё ниже.



25. Начинается посёлок Латушка, ныне также являющийся районом Кеми.



26. И бесчисленные карельские скалы. Гранит, покрытый мхом и лишайниками. Такие в большом количестве можно увидеть и на юге Карелии — например, вдоль северного побережья Ладожского озера.



27. А иногда на скалах растут небольшие сосенки.



28. Потом и Латушка осталась позади. Я вступаю на восточную окраину города Кемь. До поезда остаётся полтора часа, а я уже прошёл больше половины пути.



29. Мой последний в эту поездку взгляд на Белое море, когда краешек Кемской губы показался передо мной в виде ещё одной заводи.



30. Половина двенадцатого. Солнце уже почти окончательно село. А я иду по тихим улицам Кеми, застроенным деревянными барачными домами.



31. Местами попадаются и кирпичные позднесоветские дома.



32. И порой прямо во дворах из-под земли выступают гранитные скалы. Весь город построен на них, и гранит присутствует в городском пейзаже повсеместно. Но не как в Петербурге, где можно видеть гранит, обработанный человеком, в облицовке набережных, а как, например, в Выборге, — где гранит был прежде города...



Современная Кемь внешним видом весьма невзрачна. Облезлые пятиэтажки, множество барачных домов. Так, наверное, и не подумаешь о давней и солидной истории этого города. Но... Все ведь помнят, как в одной советской кинокомедии Иван Грозный, попав в квартиру Шурика, хватался за голову: "Я тут, а там у меня шведы Кемь взяли!", когда по другую сторону временного портала шведский посол требовал Кемскую волость; всё это — отсылка к событиям Ливонской войны, когда шведы действительно воевали и в этом краю, переправляясь затем по Белому морю к Соловецкому монастырю. Так вот Кемь была основана ещё в XIV веке, с XVII века здесь стоял Кемский острог, а во времена Российской империи Кемь была уездным городом Архангельской губернии, и в состав уезда входила вся нынешняя Северная Карелия. До революции город, наверное, был красивее, — здесь был ансамбль храмов XVIII-XIX веков. До наших дней сохранился деревянный Успенский собор и, в перестроенном виде, Благовещенский. Но я, хоть и знал о них, но, к сожалению, их не видел, так как шёл немного другой дорогой.

33. Без десяти минут полночь. Солнце село, но продолжает на северном горизонте пылать заря, а облака по-прежнему освещаются солнцем. Пройдёт всего два часа, и солнце вновь взойдёт.



34. Среди барачных домов встречаются и двухэтажные новостройки, куда постепенно переселяют жителей из постепенно сносимых бараков.



До революции Кемь была в основном городом рыболовов. В советские времена Кемь развивалась благодаря лесной промышленности, появлению гидроэлектростанций (одна из основных улиц города носит название Гидростроителей), а также развитию морского судоходства. Город начал приходить в упадок в 1970-е годы с угасанием деятельности морского порта. В итоге за последние 45 лет население Кеми упало с 21 до 12 тысяч жителей... Город депрессивный, но, как уже говорилось, Кемь может возродиться, если проект нового морского порта будет воплощён в жизнь.

35. Сначала я ходил пешком по каким-то дворам и закоулкам, а сейчас решил направиться на центральную улицу города, которая приведёт меня прямо к вокзалу. Перехожу по пешеходному мостику речку Большая Пуэта.



36. Вид на речку:



37. Из квартала старых барачных домов, возможно, ещё довоенной или конца 1940-х годов постройки я выхожу к пятиэтажным домам. Здесь Кемь уже больше похожа на город. Кстати, между домами чуть-чуть заметен кусочек не действующего Благовещенского собора постройки 1903 года.



38. Так я вышел на Пролетарский проспект — центральную магистраль города. Эта фотография сделана ровно в полночь.



39. Позднесоветская школа с настенным панно и надписями, посвящёнными выпускному. Который, стало быть, был буквально на днях, если не сегодня же.



40. Серебристый памятник Пушкину по соседству со школой:



41. Белая ночь, на улицах пустынно. Кемь в эти минуты очень напомнила мне Суоярви, где я был в августе 2013 года, — правда ранним утром, и примерно при таком же освещении. И внешне эти два города тоже довольно сильно похожи.



42. На другой стороне улицы я увидел типовую сталинку — кинотеатр, ныне переделанный в магазин "Пятёрочка". Что интересно, такой же типовой кинотеатр я видел в Локне (Псковская область), и там он тоже переделан в тот же самый магазин!



Группа людей чуть правее — это гости на чьей-то свадьбе, празднование которой в сей поздний час ещё продолжалось. Больше я людей в Кеми практически не встречал, — все уже спят. Но уверен, что, как и в Рабочеостровске, здесь — в этом неказистом на вид и депрессивном городке всё равно живут хорошие и приятные люди. По-другому здесь, на Севере, быть просто не может.

43. Идём дальше в сторону вокзала. На скале слева — новодельная часовня иконы Божией Матери "Неупиваемая Чаша".



44. Так я вышел на пустынную центральную площадь, которая называется незамысловато — Городская. Чуть дальше стоит дом культуры, растяжка на котором сообщает о том, как называются жители города, — кемляне.



45. Местами Кемь напоминает окраинные районы Петрозаводска. Очень похожие пятиэтажки, — видимо, какая-то карельская серия. Город тем временем спит. На улице светло, хоть и солнце ненадолго село. А до поезда осталось пятьдесят минут.



46. Удивили балконы, соединяющие два соседних дома. Я таких раньше никогда не видел.



47. Детский сад:



48. Дворы и дома выглядят весьма обшарпанными, хотя при этом, кстати, видно, что во многих окнах стоят стеклопакеты.



49. В одном месте обнаружился вот такой раритетный советский обелиск. Хоть и местами уже выцветший и заржавевший.



50. Ну и "Магнит", — куда же без него?



51. Хрущёвки без балконов, — такой проект разрабатывался специально для городов и посёлков Крайнего Севера, и такие дома мне ещё предстоит в большом количестве увидеть в городах Кольского.



52. Дом детства и юношества. Кстати, я заметил, что в северных городах, причём во всех регионах, социальные и образовательные учреждения часто выглядят значительно лучше, чем жилые дома.



53. Перекрёсток Пролетарского проспекта с улицей Фрунзе. Всё ближе к вокзалу.



54. В целом, к сожалению, город выглядит мрачно. Причём, порой, весьма. Сказываются годы упадка...



55. Ещё одна скала во дворе:



56. До поезда у меня ещё осталось полчаса, а до вокзала уже меньше километра. Так что время есть, и я решил на несколько минут подняться на эту скалу. В привокзальной местности — квартал послевоенных сталинских малоэтажек.



57. Ближе к вокзалу — несколько хрущёвок:



Спустившись со скалы, я вышел из двора вновь на Пролетарский проспект и пошёл дальше к вокзалу.

58. А вот уже и архитектура Мурманской железной дороги — деревянный дом железнодорожников постройки 1916 года.



59. Чуть дальше, за домами, стоит водонапорная башня того же времени. Фото, правда, получилось смазанным.



60. Так я вышел на привокзальную площадь Кирова. Напротив вокзала стоит мемориал, посвящённый защитникам станции Кемь от немецких авианалётов во время Великой Отечественной войны.



Площадь и вокзал мне уже знакомы, — сюда я накануне утром приехал на поезде из Питера. А теперь еду дальше на север, в Апатиты. Мне предстоит ехать на фирменном поезде "Арктика" №16 Москва - Мурманск, — на нём же я буду ехать и из Мурманска в Питер. Когда я подходил к вокзалу, до его прибытия оставалось десять минут, а до отправления — двадцать пять. На вокзале и площади местами даже были люди — в основном, конечно, ожидающие поезда. И у вокзала стоял ночной автобус сообщением Петрозаводск - Калевала, который специально дожидается пассажиров с московского поезда, чтобы увезти их по лесным просторам вглубь Северной Карелии.

61. Кирпичный позднесоветский вокзал. Интересно, кому пришло в голову так транслитерировать слово Кемь на английский?



62. Вид на юг — откуда приедет мой поезд. На втором пути стоит встречный поезд Мурманск - Анапа с электровозом ЭП1 в голове. Мой поезд ожидается прибытием на первый путь.



63. Пока есть время, я решил подняться на пешеходный мостик над путями. Вот такой вид открывается сверху на станцию Кемь и на северную зарю белой ночи.



64. Чуть правее. Видны вокзал, площадь Кирова и, за домами, уже показанная водонапорная башня. Сравните с видом площади, сделанным при выходе с вокзала накануне.



65. Наконец, на часах 0-43, и на первый путь прибывает поезд Москва - Мурманск. В голове тоже ЭП1, — похоже, что к северу от станции Свирь в пассажирской тяге эти электровозы господствуют почти безраздельно.



Стоянка — пятнадцать минут, не спеша иду на посадку, показываю билет проводнику и сажусь в вагон. Очень непривычное ощущение, — солнце уже час как зашло, а темно не становится! Не говоря уже о том, что при таком светлом небе на часах уже почти час ночи. В 0-58 тронулся поезд, я стал ложиться спать. Заря за окном всё разгоралась, — после часа ночи уже становится светлее. Медленный закат плавно перетекает в рассвет. Но то ли ещё будет в Заполярье!

Где-то ночью я, пока спал, пересёк северный полярный круг. А утром я увидел за окном пасмурное холодное небо Кольского полуострова, низкий разреженный лес и величественно глядящие издалека Хибины. Потом показались пятиэтажки, вокзал, и прохладным утром я вышел из поезда на станции Апатиты. Но это, впрочем, уже отдельная история.
Tags: Железная дорога, Карелия, Путешествия, Россия, Русский Север, Северо-Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments