Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Путь от Москвы до Омска

Из Петербурга в Западную Сибирь в августе 2015 года я добирался с пересадкой в Москве, проведя при этом в столице всего два часа, в течение которых немного прогулялся по окрестностям Трёх Вокзалов. На путях Ярославского вокзала меня уже ждал поезд №92 Москва - Северобайкальск, в плацкартном вагоне которого мне предстояло провести почти двое суток. Впереди — Поволжье, Урал и, наконец, Западная Сибирь, по которой нам с Ильёй varandej лежал путь на север водным транспортом. Итак, поехали!



2. На этот раз Москва провожала меня Ярославским вокзалом, с которого, кстати, ездить мне ещё не доводилось. В зале ожидания изучаю расписание и вижу там поезда на Воркуту и Лабытнанги — места, которые мне предстоит посетить уже в конце путешествия (вот уж не думал бы, что Омск и Воркуту можно посетить в составе одной поездки!). Этот вокзал в основном отправляет поезда из Москвы на север, но в целях равномерного распределения нагрузок сюда перебросили часть поездов, следующих на восток. В том числе и северобайкальский поезд, который пойдёт по Нижегородскому ходу Транссиба.



В день моего отъезда — пятого августа, в Москве стояла жара, и табло на вокзале показывало 28 градусов. Почти такая же погода накануне была и в Петербурге. И было очень странно, упаковывая в такую погоду рюкзак, класть туда шерстяной свитер и шапку. При этом, забегая вперёд, скажу, что тёплая одежда пригодилась мне уже сразу после выхода из Омска на теплоходе, — в те дни августа и на юг Сибири пришло похолодание. Не говоря уже про Сибирский Север, где в августе начинается осень.

Мой поезд идёт в Восточную Сибирь. Причём ещё и на Байкало-Амурскую магистраль, — город Северобайкальск можно считать её второй столицей. В связи с этим особенно интересно, что строили Северобайкальск ленинградцы, а Тынду, которая стала главным городом БАМа, — москвичи. Так что поезд Москва - Северобайкальск — своего рода, зеркало поезда Москва - Петербург. В общем, надеюсь, что и до таёжно-горного БАМа я тоже как-нибудь доеду и увижу это своими глазами. Ну а пока — едем в Омск!

В 12-45 поезд тронулся, Ярославский вокзал остался позади. Ещё почти полчаса поезд с довольно небольшой скоростью шёл по Москве, за окнами мелькали многоэтажные районы, торговые центры, оживлённые улицы. Потом поезд вышел на Нижегородский (средний) ход Транссибирской магистрали, и за окнами уже стало проноситься Подмосковье. Фрязево, Павловский Посад, Орехово-Зуево... Дальше уже въехали во Владимирскую область, и вокруг поезда началась настоящая среднерусская провинция.

3. Через три часа после отправления из Москвы поезд делает первую остановку, — Владимир. И здесь же стоит почти полчаса, — станция стыкования, нам меняют электровоз. Вокзал во Владимире позднесоветский и, надо сказать, невзрачный. Как-то дисгармонирует с общим обликом этого города.



4. На улице по-прежнему, тепло, но ближе к вечеру жара немного спала.



5. Наверху, на холме, стоят древние соборы Владимира, которые отлично видно со всех проходящих через город поездов. В кадре — Успенский собор (1186-1189 годы). Впрочем, во Владимире я был в январе 2015 года и показывал все эти места в подробностях.



6. Паровоз-памятник. За ним стоит деревянный узкоколейный вагон, курсировавший когда-то по Тумской узкоколейке, что в Мещёрском краю, на границе с Рязанской областью. Этот памятник я также показывал в рассказе о зимнем путешествии.



7. К нашему поезду уже прицепили электровоз переменного тока ЧС4Т, который будет тянуть его дальше на восток, — вроеде бы, до Кирова.



8. А это — движение навстречу. Через станцию без остановки прошла ремонтная автомотриса АСГ.



9. А из Нижнего Новгорода в Москву идёт "Ласточка", которую я заснял уже в момент, когда проводник отправлял пассажиров обратно в вагон, — пять минут до отправления. Скоростной поезд уже скоро будет в столице, а я в свой пункт назначения прибуду лишь послезавтра.



Во время стоянки во Владимире, когда население поезда почти в полном составе вышло на перроны, я заметил, что в соседнем вагоне едет довольно большая компания иностранных туристов откуда-то из Западной Европы. Интересно, куда они? В Красноярск, может быть? Или до самого Северобайкальска, — посетить Байкал с "нестандартной" северной стороны?

Итак, трогаемся и отправляемся из Владимира. Теперь за окном вагона я вижу знакомые мне по зимней поездке места. Только теперь уже в другом — летнем облике.

10. Вот и Боголюбовский луг с церковью Покрова-на-Нерли, построенной почти девять веков назад. Сейчас здесь ярко и зелено, а в зимний пасмурный январский день луг был ослепительно белым от снега. И через глубокий снег я пробирался к храму.



11. Продолжаем ехать на восток среди живописных среднерусских пейзажей. В нынешних реалиях дорога, по которой едет мой поезд, — это Нижегородский ход Транссиба, а исторически — Московско-Нижегородская железная дорога, построенная в 1860-е годы.



12. Слева приходит тепловозная ветка из Шуи и Иванова, а потом поезд гремит колёсами по мосту через реку Клязьму. На ней же стоит и Владимир, но во Владимире поезд идёт вдоль неё, по берегу.



13. Следующая остановка, через час после Владимира, — Ковров. В этом промышленном и старинном уездном городе я тоже был во время зимней поездки. Да и в 2013 году проезжал здесь по пути из Ярославля в Нижний Новгород. Поэтому вокзал мне хорошо знаком.



14. Едем дальше в сторону Урала и Сибири. Я стою у открытого окна рядом с титаном возле купе проводника (надо же, как снова повезло с вагоном, — попались нормальные оконные рамы, а не те, которые слегка откидываются) и вдыхаю воздух проносящегося мимо на большой скорости леса. Дует ветер, пару раз над нами прошёл дождь. Всё больше удаляемся от Москвы, и Центральная Россия постепенно сменяется Поволжьем.



15. Станция Мстёра. Фотографии на ходу, к сожалению, получаются плохого качества, — настолько большой была скорость поезда. Только и успеваешь ловить объективом станции.



16. Где-то у границы Владимирской и Нижегородской областей я ненадолго вздремнул, проспал, в том числе, станцию Гороховец. А в половине седьмого вечера поезд сделал остановку в городе Дзержинске. Этот индустриальный город расположен уже совсем близко к реке Волге и к Нижнему Новгороду.



После вокзала поезд довольно долгое время и на небольшой скорости едет через длинную городскую промзону, на которую мне советовал обратить внимание anvtr (в его журнале, кстати, нередко бывают интересные посты про Дзержинск). Надеюсь, что и в самом городе я в скором времени побываю.

А потом были нижегородские окраины и прибытие на знакомый мне по 2013 году Московский вокзал, расположенный в левобережной (не по Волге, а по Оке) части Нижнего Новгорода.

17. Стоянка небольшая — всего 12 минут. Так как прибыл поезд ко второй платформе, я даже не успел сходить до вокзала. Но, впрочем, как уже сказано, я и в самом городе, и на вокзале, был двумя годами ранее, да и вокзал здесь, как и во Владимире, невзрачен.



Поезд неспешно проехал по Московскому району вдоль улицы Акимова и вышел на мост через Волгу, с которого открывается очень хороший вид на стоящий у слияния Волги и Оки кремль из красного кирпича. Здесь, правда, я уже не фотографировал, потому как в августе к восьми вечера здесь уже темнеет (Поволжье ведь в одном часовом поясе с Москвой при том, что расположено заметно восточнее). А после Волги скрылся из вида миллионный город, и вокруг потянулись глухие леса и болота. Это Керженское Заволжье — дремучий край, где начинается Русский Север, и где когда-то селились староверы из Центральной России. Под темнеющим небом поезд на полном ходу несётся на северо-восток, оставляя позади Семёнов, станцию со странным названием Сухобезводное, Ветлугу и Урень, и оглашая густые заволжские леса перестуком колёс и гудками электровоза. Едет поезд быстро, — пока он ещё в Нижегородской области (а ведь ещё днём был в Москве!), но уже через сутки будет мчаться по степям Западной Сибири, а ещё через полтора — среди восточно-сибирской тайги по БАМу.

Где-то возле станции Шахунья я лёг спать, ночью поезд проехал Котельнич, где Нижегородский ход Транссиба соединяется с Северным, потом Киров, Глазов, станцию смены тяги Балезино. А проснулся утром уже в западной части Урала — на подъезде к Перми.

18. Стрелки часов теперь переводим на два часа вперёд. И девять утра по Москве — это уже одиннадцать по местному. Солнечным утром поезд пересёк по мосту реку Каму. Между прочим, это всё ещё бассейн Волги: западная сторона Урала — на то и западная, что это ещё европейская часть России.



19. Славный уральский город Пермь, в котором я, кстати, пока ещё не был, хотя и проезжал уже не раз. Стоянка здесь 20 минут, но на вокзал я не пошёл, — ограничился подъёмом на пешеходный мостик над путями. Вокзал здесь, кстати, островного типа.



20. Взгляд чуть левее. Прямо внизу стоит мой поезд. А электричка, что слева, недавно прибыла, кажется, из Верещагино или Чусовской.



21. Портал пешеходного тоннеля. Буквы, кажется, ещё советские.



22. Возвращаемся в вагон и едем дальше. Сегодня за окном уже живописные просторы Урала. Гор пока ещё нету (впрочем, на Северном ходу Транссиба их особо и не будет), — только временами появляются какие-то холмы. И теперь вдоль дороги уже не среднерусские поля и сосновые боры, а густая тайга. Природа всё больше становится похожей на сибирскую.



23. Всё дальше и дальше на восток. Мимо проносятся уральские сёла и деревни.



24. Станция Кукуштан. Старый деревянный вокзал времён постройки железной дороги, к сожалению, изуродовали какой-то пластиковой обшивкой.



25. Да, здесь пейзажи уже не очень похожи на Центральную Россию. И природа другая, и даже сёла вдоль железной дороги выглядят уже несколько по-иному. А ещё, кстати, на Урале оказалась более холодная погода, чем была вчера в Средней полосе.



26. Проезжаем старинный город Кунгур, основанный в XVII веке. Для Урала это уже солидный возраст, — этот небольшой городок старше и Екатеринбурга, и Челябинска, и Перми. Живописный городской пейзаж со старыми церквями сразу наводит на мысль, что город интересный, и надо будет посетить его отдельно.



27. Станция Кунгур. Виден кирпичный вокзал с башенкой, построенный в 1905-1909 годах.



28. По Кунгуру железная дорога идёт какими-то хитрыми изгибами, и одни и те же места можно по нескольку раз увидеть с разных сторон поезда. А как только поезд покидает город, начинается хоть и короткий, но, пожалуй, наиболее красивый участок всего пути от Москвы до Омска. Железная дорога идёт по скалистой долине реки Сылва.



29. Рядом с дорогой течёт быстрая река. Вокруг высятся отроги Уральских гор. Стук колёс эхом раздаётся в скалах. Это место напомнило мне пейзажи Енисея возле Дивногорска. Только здесь масштаб поменьше.



30. Направление здесь задаёт именно река, и железная дорога петляет вдоль её берега. Надо сказать, что это "наиболее горный" пейзаж на всём участке пути, — в этих местах хребет невысок, да и основные вершины в стороне от дороги. Поэтому более высокого рельефа, чем эти скалы, на нашем пути уже не будет. Но этот пейзаж всё равно необычайно живописен.



31. Кстати, Сылва ещё является притоком Камы, то есть течёт в волжский бассейн. Поэтому граница Европы и Азии на нашем маршруте проходит не здесь, а восточнее — рядом с Екатеринбургом. Там же, за водоразделом, начнётся бассейн реки Обь, что в контексте предстоящего речного маршрута особенно важно.



32. Недолго продолжались красивые пейзажи. Всего минут двадцать поезд ехал по скалистой долине Сылвы, после чего скалы остались позади. А поезд подъезжает к станции Кишерть.



Впрочем, красотой Уральских гор в их наиболее северной части мне ещё предстоит полюбоваться на обратном пути, ведь никто не убирал с моего маршрута железную дорогу Чум - Лабытнанги :)

33.



34. Переезжаем теперь реку Сылву по мосту. Это место по течению реки находится выше, чем скалистая долина.



35. За окном вновь тянется уральская тайга. Поезд уносит меня всё дальше на восток по Стальному Поясу России. Вечером уже начнётся Сибирь.



36. Многочисленные транссибовские станции, затерявшиеся на таёжных уральских просторах, проносятся по-прежнему, одна за другой.



37. Километраж дороги, отмечающий расстояние от Москвы, уже превысил полторы тысячи километров.



38. Растительность в лесах всё больше напоминает западно-сибирскую. Среди елей уже попадаются пихты.



39. Станция Шаля с красивым модерновым вокзалом начала XX века. Это уже Свердловская область.



40. Кирпичная водонапорная башня того же времени (фотография мутная, потому что через стекло сделана).



41. А потом тайга наконец закончилась. Где-то здесь железная дорога пересекла волжско-обский водораздел, то есть границу Европы и Азии. А потом за окнами поезда появились многоэтажные новые районы ещё одного миллионного города. Мы прибываем в Екатеринбург — столицу Урала!



42. Навстречу нам с екатеринбургского вокзала идёт поезд, следующий на север — через таёжные дебри Северного Урала, в западную часть ХМАО, где конечным пунктом для него является посёлок Приобье на тупике железной дороги, которая упирается в великую сибирскую реку (какую именно — понятно из названия посёлка). Забегая вперёд, скажу, что Приобье мы ещё будем проезжать на теплоходе "Метеор" по дороге из Ханты-Мансийска в Берёзово, и тупиковый вокзал в моих рассказах об этом путешествии ещё будет фигурировать.



43. Путей становится всё больше. Проезжаем вагонный парк, дальше начинаются перроны вокзала.



44. Около пяти часов вечера ­— Екатеринбург-Пассажирский. Стоянка здесь полчаса, я пошёл погулять по большому и просторному вокзалу. В Екатеринбурге заметно холоднее, чем было вчера в Средней полосе. Всего около +15 градусов, — здесь я уже с удивлением вспоминал вчерашнюю московскую жару.



45. Вокзал со стороны города. С архитектурной точки зрения он весьма интересен, так как являет собой, своего рода, синтез дореволюционной архитектуры с советской. Первоначальное здание, построенное в начале XX века, расширялось в 1930-е и в 1950-е годы и в результате приобрело в большей степени советский облик. На фасаде написано "Европа - Азия", хотя граница двух частей света проходит, как уже сказано, немного западнее города. Екатеринбург уже в Азии — он стоит на реке Исеть, относящиейся к Обь-Иртышскому бассейну.



46. Знакомая мне Привокзальная площадь. В Екатеринбурге я уже однажды был, но относительно довольно давно — когда только начинал путешествовать. И был бы рад посетить этот город снова и обновить свой взгляд на него.



47. Рядом с вокзалом внезапно обнаружился Икарус! Надо же, я не думал, что они здесь до сих пор в ходу.



48. Полчаса стоянки прошли, и мой поезд покидает уральскую столицу, продолжая движение дальше на восток. Прошёл небольшой дождь, дует холодноватый ветер. Уральские горы — Каменный пояс России, — остались позади. И магистраль выходит на просторы Западно-Сибирской равнины.



49. Пока ещё Свердловская область (граница её с Тюменской проходит едва ли не по западной окраине Тюмени), но пейзаж уже типично западно-сибирский. Густая темнохвойная тайга сменилась просторными лесостепями, поросшими берёзовыми рощами и редкими сосновыми борами.



50. Примерно такие пейзажи можно наблюдать из окна поезда на ближайшие полторы тысячи километров Транссиба — до самой Кемеровской области.



51. Какая-то небольшая станция, где поезд сделал техническую остановку вне расписания. Скорость движения на участке примерно между Камышловом и Троицким значительно замедлилась. Здесь велись какие-то ремонтные работы, и на магистрали использовался только один путь, из-за чего поезд стал отставать от расписания.



52. Вечереет. Закат шестого августа я наблюдал уже на востоке Урала, плавно переходящем в Западную Сибирь.



Что интересно, годом ранее я в этих же числах возвращался из путешествия по Сибири. И конкретно вечером 6 августа ехал в поезде Красноярск - Москва и как раз проезжал через точно те же самые места — у границы Тюменской и Свердловской областей! Бывают же совпадения.

Поезд гнал на большой скорости — навёрстывал опоздание. Троицкий, Юшала, Тугулым... Уже постоянно звучат татарские топонимы, которые часто попадаются в Сибири. Где-то поблизости проходит и автомобильная трасса, ведущая на восток. Темнеет, и я уже не фотографирую. Где-то как раз после Тугулыма в свои права окончательно вступила Сибирь, — поезд пересёк западную границу Тюменской области, и почти сразу после этого показались ярко светящиеся в вечерней темноте многоэтажки очередного большого города. Тюмень — ворота Сибири!

Этот город является центром огромной по площади области, включающей в себя также два автономных округа, в которых ведётся добыча нефти и газа. И Тюменская область — единственная, которая простирается от южной границы России до Северного Ледовитого океана. Именно по этому региону пролегает почти весь маршрут нашей речной экспедиции, но саму Тюмень я в этой поездке проезжал мимо. В путешествии 2014 года я посетил этот город отдельно.

53. Из-за опоздания стоянку в Тюмени нам сократили, и выйти на перрон не удалось. Кстати, здесь ещё холоднее, — табло на вокзале показывало вообще +8 градусов. И это в начале августа! Хотя, конечно, в Сибири и в жаркую погоду бывают сильные перепады температур между днём и ночью, но в данном случае имело место именно сильное похолодание.



После отправления из Тюмени я обратил внимание на уходящую налево от Транссиба тепловозную магистраль. Ведёт она сначала в Тобольск (где я также был в 2014 году), а затем дальше на нефтегазовый север — Сургут, Нижневартовск, Когалым, Новый Уренгой. Но в этой поездке нам не туда, — наш маршрут лежит по рекам, по западной части автономных округов, где полезных ископаемых добывается значительно меньше.

Дальше поезд проехал город Ялуторовск и пересёк реку Тобол, а я лёг спать. Осталась ночь пути, а утром меня ожидает прибытие в Омск.

Проснулся я ещё часа за три до прибытия от задувающего в окно холодного воздуха. Поезд мчался по Транссибирской магистрали на полном ходу, а температура снаружи составляла около +12 градусов, — именно столько показывал вокзальный термометр в Омске.

54. Сибирь! За окном проносится лесостепь Западно-Сибирской равнины — плоской, как блин, открытой всем ветрам, и простирающейся на огромную территорию от Уральских гор до самого Енисея. Мелькают широкие луга и берёзовые рощицы.



55. Человек, представляющий себе сибирскую природу, как сплошную тайгу, и едущий в Сибирь впервые, наверное, испытывает сильное удивление, просыпаясь утром в поезде на подъездах к Омску, и видя этот пейзаж :)



Транссибирская магистраль в этих местах, благодаря отсутствию рельефа, идёт почти по прямой линии, что позволяет поезду развивать большую скорость. А потом впереди вдруг показался Омск. В отличие от постепенно нарастающего Екатеринбурга или Новосибирска с городами-спутниками, Омск как-то одиноко стоит среди степных просторов на берегах Иртыша, и потому в наблюдаемом из окна поезда пейзаже появляется несколько неожиданно.

56. Время стало ещё на час больше, в сравнении с уральским. По московскому шесть утра, а по местному девять. Двухдневный путь на поезде в Западную Сибирь завершился на омском вокзале. А ведь ещё 48 часов назад я выходил из дома в Питере.



Прохладно. Вокзальное табло показывало +12 градусов, через пару часов воздух прогрелся до +17. После недавно прошедшей жары, в Сибири заметно похолодало. Первое, что я сделал, приехав в Омск, — купил в кассе на вокзале недостающие билеты на маршруте поездки — Лабытнанги - Собь и Собь - Воркута. А уже потом были прогулки по городу. Илья varandej приехал в Омск сутками раньше, чем я, и вскоре после моего приезда мы встретились на одной из городских площадей.

В Омске я также был летом 2014 года, и уже рассказывал об этом городе довольно подробно. Но во второй приезд довелось увидеть ряд мест, которые я не посещал в первый. В двух последующих частях я расскажу немного об Омске, дополняя рассказ 2014 года. А после этого — в путь на север по Иртышу и Оби!
Tags: Железная дорога, Западная Сибирь, Путешествия, Россия, Сибирь, Урал, Центральная Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments