Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Category:

Водный путь по Западной Сибири. Теплоходы "Родина" и "Механик Калашников"

В наш век скоростного транспорта пассажирское водное сообщение на большей части страны окончательно ушло в прошлое. Как-то соревноваться с автобусами и поездами могут, пожалуй, только скоростные суда. А большие и тихоходные, которые сохранились до наших дней — используются, в основном, в речных круизах. Но на Крайнем Севере страны дело обстоит иначе... В местах, куда нет сухопутных дорог, и попасть можно лишь по воздуху или по воде, где в повседневной речи местных жителей употребляется такой речевой оборот, как "поехать на Большую Землю" или "на материк", — там речной транспорт своей актуальности не теряет. В бассейне реки Обь на севере Западной Сибири курсирует множество скоростных судов, но есть и большие и медленные теплоходы с высокой вместимостью и спальными местами, способные выполнять дальние рейсы. В ходе водного путешествия по Западной Сибири — от Омска до Антипаюты, мы с Ильёй varandej сменили несколько судов, в числе которых были и два одинаковых теплохода постройки 1950-х годов: "Родина" (курсирует между Омском и Салехардом, мы шли от Омска до Ханты-Мансийска) и "Механик Калашников" (Салехард - Антипаюта). Интересные суда, с красивыми интерьерами, являющими собой живой музей эпохи социализма. Об этих двух теплоходах и пойдёт речь.



Эти теплоходы строились по проекту речных судов серии 646. Всего теплоходов по этому проекту было построено 15, и строились они по советскому заказу на судоверфи в городе Варнемюнде Германской Демократической Республики. История распорядилась так, что ныне уже нет ни СССР, ни ГДР, ни верфи. Но сошедшие с её стапелей суда сохранились. Один из этих пятнадцати теплоходов — "Короленко" — я видел уже много раз задолго до этой поездки: он стоит в Выборге и используется там как плавучая гостиница. Несколько других судов этого проекта используются ныне как круизные. А вот "Родина" и "Механик Калашников" продолжают возить пассажиров на просторах Крайнего Севера. Причём если "Родина" ходит исключительно по рекам — Иртышу и Оби, то "Калашников" выходит в эстуарии, то есть фактически уже морские заливы, где бывают сильные шторма, — и там он оказался более надёжным, чем скоростные суда, которые в экспериментальном порядке запускали на линию Салехард - Антипаюта в навигацию 2014 года.

2. Теплоход "Родина" — построен в 1956 году. Снимок сделан на пристани в Ханты-Мансийске. Хоть и шёл он до Салехарда, но мы с Ильёй маршрут построили так, что на этом судне шли только по Иртышу.



Интересная особенность данного маршрута в том, что, в отличие от "Калашникова", охватывает он не только те места, где отсутствуют сухопутные дороги. Это относится лишь к последнему его отрезку — от Ханты-Мансийска (точнее, от Приобья) до Салехарда. На участке же от Омска до Хантов (так в обиходе называют Ханты-Мансийск) дороги есть, и мы могли не идти четыре дня на медленном теплоходе (но это как раз и было самоцелью). Другое дело — "Механик Калашников"; в пассажирском сообщении между столицей Ямала городом Салехардом и посёлками Новый Порт и Антипаюта — он незаменим.

3. Впрочем, и значимость теплохода "Родина" сильно возрастает уже в Ханты-Мансийске. Наблюдая с причала его отправление, мы заметили, что народа на судне стало в разы больше.



4.



5. А это ветеран "Механик Калашников", названный, по всей видимости (точно мы так и не выяснили), в честь инженера судовых двигателей Василия Калашникова, работавшего на Волге. Этот теплоход старше "Родины" на один год, — построен в 1955 году. Снимок сделан на речном вокзале Салехарда, откуда двое суток пути до Антипаюты — сначала по низовьям Оби, потом по Обской губе, а затем и по Тазовской губе, с заходом в низовья реки Антипаюта-Яха, на которой и стоит посёлок. В Обской губе бывают иногда сильные шторма, и этот теплоход там незаменим. Хоть и Салехард — город, прямо скажем, далеко не южный, но, стоя на палубе "Калашникова", который отчаливает от его пристани и берёт курс на Антипаюту, можно почувствовать себя полярником, отправляющимся в арктическую экспедицию (что, с географической точки зрения, недалеко от истины), а после возвращения Салехард кажется центром цивилизации.



6. В посёлках Новый Порт и Антипаюта этот теплоход все знают и любят, как родной. Кроме него, попасть туда можно лишь вертолётом. И если где-нибудь на Большой Земле встретить жителя или уроженца одного из этих посёлков, который задаст вопрос "А в Антипаюту как вы добирались?", то можно ответить "на Калашникове", и всё сразу станет ясно.



7. "Родина" отходит от Ханты-Мансийска, — вид на правый борт. Как видим, теплоходы трёхпалубные: на верхней открытой находится ходовая рубка с капитанским мостиком, мачта (на снимке, кстати, видно, как матросы опускают её для прохода под мостом), шлюпки и ещё несколько сущностей; средняя палуба — пассажирская, по ней можно беззаботно гулять и сидеть на скамейке во время рейса, созерцая окружающие пейзажи; а по нижней, как правило, ходят только матросы, но в то же время, именно с неё осуществляется вход на судно с причала. Средняя палуба окружает "салон мягких мест", то есть верхний ярус теплохода с каютами первого класса, нижняя палуба — "салон жёстких мест", то есть каюты второго класса, в которых ехали и мы на обоих судах; помимо кают, на обоих ярусах есть и ещё ряд помещений. В трюме теплохода расположены места третьего класса.



8. "Калашников" стоит на рейде у плавучей пристани в Обской губе:



9. Осадка:



Осмотрев оба теплохода с внешней стороны, перенесёмся теперь на борт.

10. Так выглядит средняя — прогулочная палуба, на которой (а не в каюте) мы и проводили основную часть времени днём (а иногда и поздним вечером). Надо сказать, даже на Обской губе, где, кроме бескрайней воды до горизонта, почти ничего не видно, интереснее именно гулять по палубе, или просто сидеть на ней в кресле, — атмосфера к этому располагает.



А атмосфера на теплоходах всё же отличается от поезда довольно заметно. И дело даже не в том, что судно идёт длительное время без остановок, в отличие от поезда, который может останавливаться каждый час, и не в том, что скорость другая. А скорее в том, что пространство на судне воспринимается как-то иначе. В поезде пассажир, как правило, почти всё время сидит или лежит на своей полке, в то время, как на теплоходе значительно больше пространства для хождения, не говоря уже о том, что смотреть на окружающие пейзажи можно не только через оконное стекло. Даже при медленной скорости движения скучать в рейсах совсем не приходится. Особенно с учётом того, что можно не только смотреть пейзажи вокруг, но и общаться — как внутри своей компании, так и с другими пассажирами.

11. Палуба "Родины". Скамейки, столики и... какой-то багаж, накрытый полиэтиленом и брезентом. Лежать там может всё, что угодно, — от детской коляски до разобранного снегохода. Попадались, например, автомобильные шины (на этом снимке под жёлтой плёнкой как раз они), гладильные доски, стремянки и так далее. Дело в том, что в летнее время речной транспорт не имеет альтернатив в деле перевозки крупногабаритных грузов. Если телевизор в самолёте провезти, может быть, ещё можно (хотя и в этом я не уверен), то отправить, например, стиральную машину, куда-нибудь в Берёзово можно лишь на судне.



12. Иногда на багаже даже подписывают, кому он предназначается.



13. А вот так у "Родины" выглядит корма. Арбузы, капуста, мешки с картошкой, морковью, перцем, баклажанами и другими овощами. Когда я увидел это в первый раз, то подумал, что теплоход помогает осуществлять северный завоз. Но в непосредственной близости находится судовое кафе, и, как мы потом увидели, периодически мешки с овощами уносились отсюда в камбуз. А однажды я наблюдал, как матросы, сидя на корме, перебирают картошку, и плохую выкидывают за борт. Впрочем, не исключаю, что арбзуы всё-таки едут именно на Крайний Север в рамках снабжения.



14. А вот на "Калашникове" корма пустая, и багажа на палубах нету. Причина проста, — там уже морское течение, и при первом же шторме и крене судна арбузы отправятся в плавание по Обской или Тазовской губе на корм рыбе. Туда же с палубы полетят стремянки, коляски и всё остальное. Поэтому на "Калашникове" весь багаж хранится строго внутри судна.



15. То же относится и к сиденьям. Если на палубе "Родины" стоят скамейки и столы, которые можно свободно передвигать, то на "Калашникове" кресла надёжно закреплены. Кстати, люди в кадре — это наши с Ильёй спутники по путешествию: Дима и Лена из Кирова и живущий там же аргентинец Патрисио (он справа сидит, с фотоаппаратом).



16. Нос теплохода "Родина". Где-то на Иртыше...



17. Якорь. При нас его ни разу не бросали, хотя говорили, что теплоход из-за опережения графика встанет на якорь возле Тобольска, ожидая, когда придёт время причаливать. Но в итоге он так и причалил с опережением.



18. Нос "Калашникова". Вечер на Обской губе.



19. Теперь посмотрим интерьеры, которые также у обоих теплоходов в целом одинаковы. Входя на теплоход с пристани (через двери, симметричные тем, что в кадре, но с другой стороны), пассажир попадает в такое вот небольшое фойе, из которого по коридорам можно попасть к разным каютам среднего яруса (то есть второго класса); наверх ведут две симметричных крутых лестницы, — по ним можно попасть на верхний ярус, где каюты первого класса и выход на прогулочную палубу.



20. Вот так это выглядит на "Родине". Две лестницы, а по бокам — два симметричных, сходящихся затем коридора. Кстати, часы, которые видны в кадре, постоянно показывали омское время (то есть Москва+3) — даже после того, как теплоход стал идти по Тюменской области, где время на час меньше. А в целом на обоих теплоходах — солидные интерьеры 1950-х годов. Причём, насколько мне известно, на судах того же проекта, которые сейчас стали круизными, интерьеры уже не столь аутентичны, — многое там переделали.



21. Один из боковых коридоров. Это самый центр теплохода, и здесь находится машинное отделение (оно между двумя коридорами). В этой части судна кают нету, — только служебные помещения и туалеты. А каюты — ближе к корме или носу.



22. Вид из фойе (то есть от рисунка с цветами и часов в обратную сторону). Над дверями видны номера кают.



23. А это второй боковой коридор (симметричный тому, что на фото 21). Слева, за стеной, — машинное отделение судна.



24. Вид обратно:



25. За машинным отделением коридоры снова сходятся:



26. И в сторону кормы идёт ещё один, тоже с каютами. И со второй лестницей на верхний ярус (в кадре она видна). Интерьеры здесь настолько приятны глазу, что мне нравилось даже иногда просто гулять по теплоходу внутри.



27. А вот так выглядит машинное отделение на "Родине" (туда можно посмотреть через иллюминатор в двери, заметный на фото 25):



28. И на "Калашникове". На обоих судах кто-то из экипажа регулярно сушил в машинном отделении свою одежду.



29. Теперь поднимемся наверх — как раз по одной из двух симметричных лестниц.



30. Взгляд обратно:



31. На верхнем ярусе отделка побогаче. Если внизу всё отделано линкрустом (который у меня стойко ассоциируется с вагонами метро серий Е и Ем), то наверху, как нам сказали, — карельской берёзой.



32. Справа, как видно на предыдущем снимке, на "Калашникове" висела карта Обь-Иртышского бассейна, на которую попадает весь наш маршрут — от Омска до самой Антипаюты.



33. Коридор верхнего яруса и двухместные каюты первого класса:



34. То же самое место на "Калашникове" (на самом деле, при описании интерьеров, у меня здесь почти чередуются снимки с разных двух судов, и какое из них где, я порой и сам могу теперь отличить только по записанной в свойствах снимка дате).



35. На стенах висят картины на корабельную тематику:



36. Дверь на прогулочную палубу с верхнего яруса:



37. И теперь посмотрим самую нижнюю часть теплохода. Это — трюм, где расположены места третьего класса — самые дешёвые. Здесь уже нет деления на каюты, только одно общее помещение, сродни плацкартному вагону.



38. А это судовое кафе, расположенное у кормы, на среднем ярусе (где каюты второго класса). Кормят вкусно и недорого, но открыто это заведение не постоянно, а лишь в определённые часы. Всё это относится к обоим теплоходам.



39. А это радиорубка, на "Родине" по совместительству выполняющая роль судовой библиотеки (на "Калашникове" таковой не имелось). Правда, увидев на самом переднем плане (то есть сверху стопки) книжку с многообещающим названием "Мент поганый", мы побоялись смотреть дальше :)))



40. Вот так выглядела наша каюта на теплоходе "Родина". Это — шестиместная каюта второго класса. Слева — два наших с Ильёй места. Есть определённые сходства с железнодорожным купе. Те же полки в два яруса (но при этом жёсткие, деревянные), столик посередине. В каюте с одной стороны довольно уютно, с другой — ощутимо тесно. И, надо сказать, маловато места для багажа.



Обратите внимание на чёрный динамик на стене, — на "Родине" через него транслировали объявления о населённых пунктах, мимо которых проходит теплоход.

41. Слева видна дверь в коридор, зеркало на которой, кстати, тоже напоминает о поездах.



42. А это наша каюта уже на "Калашникове". Тоже шестиместная (мы скооперировались с кировскими путешественниками и купили вместе билеты впятером в одну каюту), но более просторная и, кстати, более напоминающая купе поезда, из-за расположения окна посередине. Только за окном — холодные воды Обской губы.



43. "Личная карточка пассажира", ещё, как видно, советская — такая висит в каждой каюте.



Билеты на "Родину" мы с Ильёй бронировали заранее, — путём телефонного звонка в кассу ОАО "Северречфлот" в Омске. Заранее оплачивать ничего не нужно, — необходимо лишь выкупить билеты в кассе не позднее, чем за двое суток до отправления. С "Калашниковым" на Антипаюту, вроде, можно сделать так же, но мы покупали билеты на месте, то есть в Салехарде на речном вокзале.

44. А вот так эти билеты выглядят. В Омске их даже выписывают от руки!



45. Отдельные билеты здесь и для постельного белья:



Оба судна ходят медленно, и скорость их не больше 20 километров в час. Две тысячи километров по реке от Омска до Ханты-Мансийска мы шли почти четверо суток! До Салехарда от Омска он идёт шесть дней, а обратно, против течения, — все восемь. Ещё медленнее идёт "Калашников" после того, как выходит в Обскую губу: около восьмисот километров от Салехарда до Антипаюты (примерно равно расстоянию по железной дороге от Петербурга до Минска) он идёт без малого двое суток.

Изнутри, при сидении в каюте, движение судна ощущается примерно как езда в поезде на очень медленной скорости. Кстати, у многих возникает вопрос про качку. Вообще, надо сказать, качка — явление, отчасти стереотипное. Люди, никогда не имевшие дела с водным транспортом, часто бывают уверены, что на теплоходах укачивает асболютно всех, всегда и везде. На самом же деле, совсем не так всё страшно. На нашем маршруте качка могла бы быть только на Обской и Тазовской губе, если бы там была непогода. Это уже не реки, а эстуарии с морским течением, и шторма там вполне могут достигать отметки в восемь баллов. Но нам повезло, — все четыре дня пути на "Калашникове" (два дня туда и столько же обратно) стояла превосходная погода. Ну а на Иртыше пресловутая качка полностью отсутствует, — на реке просто не бывает настолько сильной волны.

А атмосфера на теплоходах, как уже говорилось, отличается от железнодорожной. Больше пространства для хождения за пределами своего спального места, более медленная скорость, более необычные ракурсы при созерцании пейзажей. На палубе играют дети (коих на обоих судах было довольно много). Пассажирский состав постепенно изменяется по мере движения на север. В том числе по национальному признаку, — в Омске на теплоход садилось много сибирских татар, после Тобольска появились ханты, ну а на "Калашникове" большинство пассажиров составляли раскосые смугловатые ненцы. С пассажирами общаться тоже интересно. В общем, атмосфера на обоих судах сколь умиротворяющая, столь и строгая и суровая, — ведь не стоит забывать, что мы на корабле, с соответствующими порядками и дисциплиной, — в 11 вечера даже объявляли отбой по теплоходу.

46. Помимо интерьеров судна, осмотрим теперь и верхнюю палубу. На "Родине" нам довелось побывать и там. По идее, сюда пассажирам вход воспрещён, но Илья заранее договорился с "Северречфлотом" об экскурсии туда. Саму палубу мы осмотрели сами, а ходовую рубку нам показывал старший помощник капитана. На верхней палубе, как уже говорилось, находятся, к примеру, шлюпки и мачта...



47. Машинное отделение, — теперь уже вид сверху:



48. Труба и клаксоны, подающие гудок. Похоже, что аутентичные, времён постройки судна.



49. Одинокий матрос со шваброй наводит чистоту:



50. А за бортом — красивый вечер на Иртыше. Где-то на севере Омской области.



51. Капитанский мостик и ходовая рубка. Сейчас зайдём внутрь.



52. За штурвалом, а точнее за рычагом, стоит рулевой механик.



53. Приборная доска (если есть более правильный термин, то подскажите, пожалуйста):



54. Хоть и в рубке есть магнитный компас (его видно на предыдущих снимках), но это скорее дань традиции. Сейчас на судне используются более современные средства навигации — GPS и ГЛОНАСС. Причём, по словам старшего механика, работают они с одинаковой точностью.



55. Справа от рулевого рычага — радар, эхолот...



56. ...а также атлас-лоция:



57. Кренометр и пожарная сигнализация. На чертеже судна размещены лампочки, которые, светясь, обозначают место, откуда поступает сигнал.



58. Шкала управления. Слово "товсь" используется, однако, не только у военных моряков.



59. Выключатели сигнальных огней:



60. Судовой вахтенный журнал:



Ну и в завершение — посмотрим ещё несколько деталей обоих теплоходов.

61. Кран с кипятком. Неподалёку был ещё один такой кран с холодной питьевой водой. Кипяток исправно здесь присутствовал, и из этого крана мы регулярно заваривали чай. Правда, неудобно здесь то, что над раковиной он находится слишком низко, — термос туда уже не помещается.



Кстати, если с кипятком на обоих теплоходах всегда всё было в порядке, то вот с розетками и возможностью подзарядить технику — большая проблема. Нетрудно догадаться, что инженеры 1950-х годов не могли предвидеть, что через 60 лет у всех будут мобильные телефоны, цифровые фотоаппараты и прочие гаджеты, нуждающиеся в регулярной подзарядке, и учесть это при проектировании схемы электроснабжения. Как итог, — в дневное время все розетки заняты постоянно, и дождаться, когда какая-нибудь из них освободится, — не так-то просто. Не говоря уже о том, что во время ожидания за бортом проплывают интересные места...

62. На внешних стенах в носовой части обоих теплоходов — вот такие таблички, сообщающие о том, где они были построены. Кстати, как видно, теплоход "Родина" своё название получил не сразу, — первый год он назывался "Сергеев-Ценский". А у таблички на "Калашникове" название судна почему-то не написали вообще.



Так построенные в Германии теплоходы оказались на просторах Сибирского Севера. И, разумеется, сюда они пришли не иначе как по Северному морскому пути: из Германии через Северное море, огибая Скандинавию с запада, затем Баренцево и Карское моря, и оттуда уже в Обскую губу. Портом приписки обоих теплоходов является Омск. "Механик Калашников" зимует в Омске, затем, в начале речной навигации, выполняет один рейс от Омска до Салехарда, после чего ходит уже в Антипаюту, куда навигация открывается лишь в июле, — лето в Заполярье весьма короткое, и вплоть до начала июля в Обской губе плавают льды. Осенью, в конце навигации, "Калашников" аналогичным образом возвращается в Омск.

63. А вот такие любопытные аутентичные таблички можно увидеть по всему судну.



64. Даже красный уголок есть!



65. А это снаружи, на прогулочной палубе. Позабавила формулировка. Звучит прямо как "отбросов общества за борт не сбрасывать" :)



66. Пожарная сигнализация:



67. А на "Калашникове" была вот такая чудесная доска для афиш, видимо, ещё советская. Но уже неактуальная, — судовые видео-салоны теперь не действуют.



68. Спасательный круг:



В общем, на этих двух теплоходах мы провели неделю чистого времени, — четыре дня от Омска до Ханты-Мансийска на "Родине" и без малого столько же от Салехарда до Антипаюты и обратно на "Калашникове" (участок между Хантами и Салехардом мы проехали на "Метеорах" с остановкой в Берёзове). И эти два судна стали отдельным сильным впечатлением от всего путешествия. О том же, как мы путешествовали по водным просторам Западной Сибири на теплоходах, какие пейзажи наблюдали с борта, и какие места посещали — я постепенно расскажу в следующих частях.

P. S. — кроме этих двух теплоходов, на пассажирской линии Омск - Салехард также курсирует теплоход "Чернышевский" того же проекта. О нём вы можете почитать здесь.
Tags: Западная Сибирь, Крайний Север, Путешествия, Россия, Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments