Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Кивач. Царство карельской зимы

Январь в этом году выдался морозным и снежным почти на всём своём протяжении. Холода наступили перед Новым годом, а снега выпадало всё больше. В середине месяца, прямо в крещенские морозы, я отправился ненадолго на Русский Север — в заснеженную Карелию, где первым посещённым мной местом стал водопад Кивач на реке Суна недалеко от города Кондопога и Онежского озера. Между прочим, место известное, и туристы там бывают часто, но, как оказалось, я приехал в очень удачное время, когда праздники уже закончились, и гулял я там в тишине и почти в одиночестве.



Хоть и туристы на Киваче бывают часто, но расположен он в стороне от населённых пунктов, поэтому ездят туда либо на своей машине, либо в составе организованных групп. Я же решил добираться своим ходом, ведь от Мурманского шоссе водопад находится не так уж далеко — всего в восьми километрах. Путешествие началось поздним вечером 17 января на Ладожском вокзале в Питере, где я садился на уже хорошо знакомый мне ночной поезд до Петрозаводска, в плацкартном вагоне которого предстояло провести неполную ночь пути.

2. В семь часов из тёплого вагона, где было жарко натоплено, я вышел на заснеженный перрон Петрозаводска. Здесь я был уже неоднократно, но в этот раз вспомнил, как летом стоял на этом вокзале в 28-градусную жару во время стоянки поезда по дороге из Мурманска. А сейчас — 15 градусов ниже нуля, медленно падает снег. И сугробы, кстати, намного выше, чем в Питере.



Пешеходный мостик над путями, короткая дорожка, освещённая фонарями, ведущая напрямую к автовокзалу. До автобуса на Сегежу, который повезёт меня дальше в северном направлении, оставалось ещё полтора часа, и в течение этого времени я пешком наматывал круги в привокзальной местности. Идти в центр города было неохота, да и на следующий день мне ещё предстояло провести в Петрозаводске почти четыре часа.

А в пол девятого сонный автобус отправился и поехал по утренним петрозаводским улицам, где, однако, уже ехал плотный поток машин, разрезающих темноту светом фар. Лишь на выезде из города стало светать, — всё-таки уже здесь световой день зимой заметно короче питерского. Атмосфера автобуса, где был погашен свет, а пассажиров было немного, располагала к дремоте, а вдоль обочин шоссе мелькали то укрытые сугробами дачные посёлки, то лес. Потом, открыв глаза, я увидел, что автобус заехал в райцентр Кондопога, куда мне предстоит приехать вечером после Кивача. Значит, ехать осталось немного, и сон надо перебороть, чтобы не проспать остановку.

3. Через полчаса автобус останавливается в маленькой деревне Сопоха. Выхожу из тёплого салона на мороз, который стал ощутимо сильнее. Сейчас, на восходе солнца, было уже не меньше двадцати градусов. Автобус уехал дальше — в Медвежьегорск и Сегежу.



Я иду вдоль обочины Мурманского шоссе, навстречу проносятся фуры, воздушный поток от которых обсыпает сухим снегом. А среди легковушек иногда попадаются номера с регионом 51. Сразу нахлынули воспоминания о Кольском полуострове. Прямо хоть сейчас вставай на трассе и поезжай автостопом до самой Териберки :)

4. Но поездку туда я ещё повторю. А сейчас мне предстоит слушать тишину карельского леса и шум водопада. В Сопохе медленно восходит солнце. На часах половина одиннадцатого. За домами видна замёрзшая Сопохская губа — залив большого озера Сандал. В Карелии какое-нибудь озеро есть почти в каждой деревне.



5. На южном выезде из деревни — куда-то в лес от трассы ныряет неприметная дорога. И именно здесь стоит нужный мне указатель. Восемь километров до Кивача!



6. И я сворачиваю на дорогу. Теперь вокруг меня живописный лес, деревья покрыты снегом. 20-градусный мороз, но мне не холодно. Я шёл бодрым шагом, и от быстрой ходьбы иногда даже становилось жарко. Только ворот куртки от дыхания всё равно заиндевел.



7.



8. Дорога уводит всё дальше. Вокруг тишина, под ногами скрипит снег. В этот момент даже не верилось, что всего лишь полсуток назад я был в Питере. Отсюда даже Петрозаводск кажется большим и шумным городом.



9. Небо над головой морозное. Солнце светит сквозь полупрозрачную лёгкую облачность.



10.



11.



12. Примерно на полпути до водопада возле дороги стоит указатель начала территории заповедника Кивач. Здесь небольшой его участок, открытый для посещения.



13. Вокруг — то сосновые боры...



14. ...то маленькие лесные озёра с болотистыми берегами. В Карелии такие называют забавным словом "ламбушка" (от карельского Lambi).



15. А лес скован морозом. Природа словно спит, хотя жизнь продолжается и зимой, — иногда, например, следы зайца на снегу можно увидеть.



16. В пути пешком я уже больше часа, лишь один раз останавливался передохнуть и подкрепиться. А до водопада осталось уже совсем немного.



17. А вот наконец и ворота. Такой кордон отмечает вход на ту территорию заповедника, где находится водопад, и при нём — облагороженная для туристов инфраструктура. На фото уже, кстати, вид изнутри. А вход на территорию платный, что я, если честно, не очень приветствую, — всё-таки, одно дело музеи, а здесь естественная достопримечательность.



18. У входа стоят резные деревянные скульптуры медведей, что я, разумеется, не мог не оценить :)



19.



20. Красота! Тишина, народу нет. Будний день, праздники уже прошли. Но сотрудники заповедника говорили мне, что как раз на праздниках от туристов здесь было не протолкнуться, при том, что мороз был ещё сильнее, — на Рождество переваливало за минус 30.



21. Деревянный настил с лесенкой ведёт от ворот прямо к водопаду.



22. А вот, наконец, и он. Река Суна, на берегах гранитные карельские скалы, через которые пробивает себе путь вода. Вокруг морозный лес, а ещё здесь я наблюдал слабый снегопад, которого не было вокруг, — так часто бывает именно над незамерзающими водоёмами, от которых в морозную погоду идёт пар.



23. Суна берёт начало среди лесной глуши на западе Карелии и течёт на восток — в Онежское озеро, куда впадает в посёлке Янишполе, — именно там я уже видел эту реку из окна автобуса по дороге в Сопоху.



А выше по течению я видел Суну в июле 2014 года из окна костомукшского поезда в посёлке Поросозеро, когда ехал из Костомукши в посёлок Лахколампи. Тогда была красивая белая ночь, во время которой закат плавно переходил в рассвет, а в воде карельских озёр отражалась луна.

24. Но сейчас всё наоборот. В январе даже в полдень солнце здесь совсем низко.



25. Заиндевели берёзы, а еловые лапы покрыты снежными шапками.



Видео с водопадом:



В 1784-1785 годах губернатором Олонецкой губернии (в которую до революции входила эта часть Карелии) был русский поэт Гавриил Державин, который, побывав на Киваче, посвятил ему стихи:

«Алмазна сыплется гора
С высот четырьмя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьёт вверх буграми;
От брызгов синий холм стоит,
Далече рёв в лесу гремит»


Впрочем, нынешний Кивач уже не такой, каким его описывал Державин. В XX веке в Карелии развернулось строительство малых ГЭС. В 1950-е годы в посёлке Гирвас выше по течению Суны была построена Пальеозёрская ГЭС, для которой течение реки было отведено из русла в канал и стало направляться в Онежское озеро другим путём — через Пальеозеро и озеро Сандал. Таким образом, второе, искусственное устье Суны получилось в Кондопоге, на канале, подающем воду на Кондопожскую ГЭС. А естественное русло Суны в результате частично обмелело, но даже в нынешнем виде Кивач всё равно впечатляет.

26.



27. С одной стороны, посмотреть водопад (а также расположенный рядом бесплатный музей природы) можно за час. Но мне здесь было настолько хорошо, что я провёл тут целый день и покидал Кивач лишь после пяти вечера.



28.



29. Русло реки ниже водопада:



За всё время, которое я находился на Киваче, туристы сюда приезжали лишь пару-тройку раз. Один раз были два человека из Саратова, снимавшие водопад летающим квадрокоптером. Естественно, я в такой ситуации встретил к себе повышенное внимание (в исключительно хорошем смысле) со стороны сотрудников заповедника. Придя в музей природы, я обнаружил, что обо мне там уже знают и ждут.

30.



31. До 1930-х годов по реке Суна осуществлялся активный сплав леса. И ещё в 1837 году на Киваче был сооружён лесосплавный канал в обход водопада, чтобы брёвна не ломались в бурном потоке среди скал. Разумеется, он уже давно не используется, но сохранился до наших дней.



32. В паре мест даже сохранилась деревянная опалубка канала:



33. Ближе к середине дня облака стали рассеиваться, и солнце стало проглядывать всё заметнее:



34. Водная стихия. Бурлящий поток, пар и ледяные наросты на камнях.



35.



36.



37. Под снегом скрываются не только ветки деревьев, но и гранитные валуны.



38. Ещё одно место, где я видел Суну, уже ниже по течению, — это одноимённая реке станция на Мурманской железной дороге, где я проезжал летом. В этой поездке я к северу от Петрозаводска перемещался лишь автотранспортом, так как расписание электричек между столицей Карелии и Кондопогой для меня оказалось не очень удобным.



39. Наверное, где-то там, в тихом лесу, сидит кузнец Ильмаринен, выковавший мельницу Сампо.



40. А за скалами, быть может, где-то и стоит домик старухи Лоухи...



41.



42. От водопада можно пройти немного дальше. Рядом с рекой есть небольшой дендрарий.



43. Рощица кривоствольной карельской берёзы. На вид дерево выглядит довольно невзрачным, но у её древесины очень красивая волнистая структура, из-за чего карельская берёза часто используется как поделочный материал. При этом встречается она в природе не так часто (и не сплошными массивами, а отдельно стоящими деревьями), и поэтому изделия из неё стоят дорого.



44. А это сибирская лиственница, которую я видел и в природе. Впрочем, в посадках она часто встречается и в городах европейской части страны.



45. Здесь она же на переднем плане:



46. А это две пихты: слева бальзамическая (Abies balsamea), которая растёт в Северной Америке, а справа сибирская (Abies sibirica), которую я в большом количестве видел в лесах Западной Сибири, а потому и по очень характерной верхушке определил это дерево ещё издалека.



Здесь же рядом находится музей природы, который я почему-то забыл запечатлеть снаружи, а внутри не снимал, так как после мороза постоянно запотевал объектив. Внутри хорошая экспозиция и очень приятные сотрудники, угостившие меня чаем, причём в служебном кабинете.

47. Рядом с музеем — братская могила советских солдат, погибших в этих местах в Великую Отечественную войну. Значительная часть Карелии в течение трёх лет — с лета-осени 1941 по июнь 1944 года, находилась в оккупации финскими войсками, союзными немцам.



48. Деревянная сова. Все эти резные деревянные фигуры животных изготовлены одним петрозаводским художником, имя которого я, к сожалению, запамятовал.



49.



50. Вернёмся вновь к водопаду, который освещён зимним солнцем. Облака окончательно рассеялись, и свет стал уже иным, чем тогда, когда я только пришёл на Кивач.



51. Хоть я уже и несколько раз прошёлся в разные стороны одной и той же дорогой, и эти пейзажи уже видел, но не устаю ими любоваться. Кстати, во второй половине дня стало чуть теплее, чем было на восходе солнца. Около 17-18 градусов.



52.



53.



54.



55. В общем, с погодой мне, безусловно, очень повезло.



56.



57. Чистый белый снег:



58. А иногда на снегу можно увидеть следы птиц.



59. Скалы, лес и голубое небо:



60.



61. Скованная льдом река ниже водопада:



62. Сосны на прибрежном склоне:



63. В общем, тут слова излишни. Остаётся любоваться морозным солнечным карельским пейзажем.



64.



65.



66. Так я здесь мог по многу минут стоять на одном месте и созерцать окружающий пейзаж, а иногда ходил кругами и возвращался к водопаду.



67. Но теперь, наконец, бросим последний взгляд на водопад:



А обратно я собрался лишь к вечеру. По изначальному плану, я собирался уходить раньше, при этом обратно на трассу также идти пешком, и оттуда уже ехать в Кондопогу. Однако, раз на Киваче люди есть, то я не исключал варианта, что кто-нибудь и согласится подвезти. В итоге подвёз меня на машине сотрудник заповедника, уезжавший со смены домой в Кондопогу. Причём, доехал я с ним не до трассы, а до самой Кондопоги, где он вдобавок свозил меня к деревянной Успенской церкви XVIII века, расположенной на окраине города (гуляя по городу, и не зная о её существовании, до неё можно и не добраться). Про тихий городок Кондопога на берегу Онежского озера я расскажу в следующей части.
Tags: Карелия, Природа, Путешествия, Россия, Русский Север, Северо-Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments