Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Салехард. Часть 2

Во второй части завершим осмотр Салехарда: ещё немного центра города и прилегающих к нему с востока кварталов, а также салехардские периферии: объездная дорога с её достопримечательностями, окружающая природа и, напоследок, — короткая поездка в село Горнокнязевск на берегу Оби.



2. Самый центр города и улицу Чубынина я уже в целом показал в прошлой части. Благоустроенные улицы и дворы, разноцветные новостройки на сваях, среди которых за яркими красками иногда скрываются узнаваемые советские дома 1970-80-х годов.



3. Ещё одно здание 1970-х годов с памятником Ленину. Это бывшая администрация Ямало-Ненецкого автономного округа (сейчас в ней обитает законодательное собрание), которая, вместе с площадью, выглядит таким уголком советского Салехарда, где ещё не было новых административных зданий из стекла и бетона. Кстати, в народе это здание называют "красный чум".



4. По соседству — центр национальных культур:



5. Рядом — памятник Оленеводу, вокруг которого резвились дети, судя по внешности, явно из коренных народов. Между прочим, в ЯНАО коренные народы — это не только ненцы, но и ханты и коми (вокруг Салехарда живут в основном именно они), а также селькупы, живущие на юго-востоке округа, в бассейнах рек Пур и Таз.



6. По соседству:



7. Улица Республики — тоже одна из главных в городе. Между прочим, это место мне довольно сильно напомнило спальные районы Тюмени.



8.



9. В паре кварталов отсюда сохранился ещё один осколок дореволюционного Обдорска — старое кладбище:



10. Часовня и деревянная ограда, несмотря на аутентичный вид, не подлинные, — их воссоздали в начале 1990-х.



11.



12. Вторая половина августа, — на полярном круге начинается золотая осень. В 2015 году у меня их было две, — в августе здесь и в октябре в Питере.



13. На соседней улице — ещё одно напоминание о нефтегазовой сущности региона. Впрочем, как уже говорилось, Салехард хоть и столица округа, находится вдалеке от месторождений. Это лишь административный центр региона, и элита Салехарда — не газовики, а чиновники.



14. Рядом стоит памятник советскому геологу Фарману Салманову — одному из первооткрывателей западно-сибирских нефтяных месторождений, трудовой подвиг которого начался с едва не стоившей ему должности незаурядной авантюры по самовольной смене места геологоразведки. Впрочем, об этом человеке я уже рассказывал, приложив к рассказу посвящённую ему песню Высоцкого.



15. В Салехарде капитальная советская застройка встречается в целом чаще, чем в Ханты-Мансийске, хотя в те времена оба города были примерно одной величины. Кстати, сперва можно не заметить, но дом справа тоже стоит на сваях!



16. Немало в городе по-прежнему и барачной застройки:



17. На одном из перекрёстков по улице Республики стоит лось из травы, спереди выглядящий довольно жутко. Не удивлюсь, если около него периодически ДТП происходят :) Вроде как, в народе лося прозвали Аркадием (здесь мне вспомнилось, как в нашем школьном кабинете биологии скелету дали имя Прохор).



18. А это памятник... Бородинскому хлебу! И не просто так, а в честь двухсотлетия войны 1812 года, а точнее, Бородинской битвы. Как я понял, несколько одинаковых памятников поставили почти во всех городах ЯНАО (я видел такой же в Лабытнангах).



19. К востоку от центра Салехарда сохранилось несколько напоминаний о ГУЛАГе и проходившей здесь стройке-501 — Трансполярной железной дороге, которая строилась от Печорской магистрали в Республике Коми, через ЯНАО, до севера Красноярского края, и в том числе силами заключённых. Вот это деревянное здание начала 1950-х — ни что иное, как театр для работников и заключённых стройки. Но по назначению послужить он так и не успел, — стройку свернули после смерти Сталина, а в этом здании разместилась редакция одной из газет.



20. Новое здание арбитражного суда ЯНАО:



21. Ещё одна красивая деревянная сталинка — школа для детей офицеров 501-й строки:



22. Автотранспортное предприятие со старой техникой на постаментах:



23. Объявление на стене, которое только в этих краях можно увидеть. Я ещё в Воркуте видел такие пару раз.



24. И рядом — неизменная народная классика садово-паркового искусства:



25. Улица Мира. На заднем плане видны корпуса окружной больницы. Наглядная иллюстрация того, что социальные объекты здесь всегда с иголочки, хотя жилые дома бывают очень разными.



26. Детский сад:



27. Улица Броднева:



28. Пожарная часть:



29. Частный сектор в Салехарде выглядит совсем иначе, нежели в большинстве российских городов. Здесь это в основном кирпичные двухэтажные домики с яркими крышами. Что удивляет, на некоторых участках есть даже огороды. И это на вечной мерзлоте!



30. Вроде и близко к центру, а уже самая окраина города. Эту круглую площадь пересекает салехардская объездная, которая проходит город по касательной и переходит в автодорогу на посёлок Аксарка в одну сторону, и на переправу в Лабытнанги — в другую.



31. У площади стоит памятник Романтикам семидесятых, сделанный в виде факела. В Ямало-Ненецком округе сочетается многое, — и жизнь коренных народов, и мрачная история сталинских лагерей, и комсомольская романтика последних советских десятилетий, и недавние "тучные годы". Хотя, как уже говорилось, на добыче газа в советские годы росли другие города, и такой памятник я бы скорее ожидал увидеть где-нибудь в Ноябрьске.



32. Улица, уходящая в центр города:



33. Вдоль края города идёт объездная дорога (хотя официально Объездной улицей зовётся соседняя). Как я уже говорил в прошлой части, Салехард — это такой "автоостров": отсюда есть автодорога в посёлок Аксарка в 60 километрах, и на переправу через Обь в Лабытнанги, откуда ещё 30-километровая дорога до посёлка Харп. Однако на Большую Землю дороги до сих пор нет, хотя она уже строится со стороны Надыма. Выходит, что в Салехард можно прилететь на самолёте, можно дойти на теплоходе, как это сделали мы, и даже почти приехать на поезде — в город Лабытнанги за Обью. Но на машине пока только по зимнику или на пароме.



34. С одной стороны от объездной дороги можно увидеть городские кварталы:



35. А с другой вплотную к городу подступает лесотундра, которая в конце августа всё больше окрашивается в осенние цвета.



36. У дороги стоит стела "Северный Полярный Круг". Как уже говорилось, Салехард расположен географически уникально: это единственный в мире город, стоящий точно на самом полярном круге, проходящем по широте 66⁰33'44''.



37. А следующий памятник на объездной посвящён уже упомянутой стройке-501 — паровоз-памятник. Сейчас железной дороги в Салехарде нет, — она, как уже сказано, есть только в Лабытнангах. Но так было не всегда.



В 1940-е и начале 50-х от станции Чум на Печорской железной дороге в Республике Коми на восток строилась Трансполярная магистраль, призванная связать с Большой Землёй Ямало-Ненецкий округ и Таймыр: конечным пунктом магистрали должен был стать город Игарка в заполярных низовьях Енисея, но в дальнейшем предполагалось и продолжение, — магистраль должна была стать таким "Полярным Транссибом". Немалую долю строителей составляли заключённые, а местный начальник лагерей Василий Барабанов, по сути, вербовал сюда добровольцев из других лагерей ГУЛАГа, при условиях сокращения срока. Привело это, кстати, в том числе и к тому, что на 501-й стройке был особенно высокий процент "политических". Дорога строилась с двух сторон (менее известная стройка между Енисеем и рекой Пур получила номер 503), и к 1953 году был построен участок от Чума до востока ЯНАО (то есть до укладки "золотого звена" оставалось уже не так много). Но после смерти Сталина стройку свернули, что, видимо, было политическим жестом Хрущёва. Действующим остался лишь участок Чум - Лабытнанги, по которому ходят поезда из самой Москвы. В 1970-е годы был восстановлен участок Надым - Новый Уренгой - Коротчаево, который присоединили к пришедшей туда из Тюмени "нефтегазовой" магистрали. А всё остальное так и осталось "мёртвой дорогой", остатки которой разрушаются в лесотундре вместе с заброшенными лагерями. Печально, что труд такого количества людей пропал зря.

Для географической наглядности я приложу сюда карту со специально нанесёнными на неё условными обозначениями. Изображение кликабельно.



38. Семафор:



39. А рядом даже до сих пор сохранился участок пути, ­— насыпь, из которой торчат деревянные шпалы, не гниющие, благодаря холодному климату.



40. А кое-где даже и рельсы, искорёженные "дыханием" вечной мерзлоты.



41. Легко узнаваемый сигнальный привод семафора. Такие я видел и на действующей линии Лодейное Поле - Янисъярви в Карелии.



42. Кругом осенняя лесотундра:



43. А на дальнем плане видны и городские районы. Навстречу нам по тропинке на железнодорожной насыпи прошли две женщины с корзинами, полными ягод и грибов.



44. Ещё один участок 501-й стройки в черте города мы с varandej видели на южной окраине, среди частного сектора. В отличие от участка рядом с памятником, он признан объектом культурного наследия, и рельсы здесь не разобраны на металлолом. Обратите внимание, что стенд продублирован на ненецком языке. Эти рельсы, вроде, идут до края города, а дальше продолжается только насыпь: сначала вдоль берега реки Полябта (приток Полуя), и дальше по лесотундре в сторону Надыма.



45. Рядом находится Салехардская ионосферная станция, основанная в 1957 году. Между прочим, именно по инициативе её директора Раисы Сухановой участок Трансполярной магистрали признали объектом культурного наследия в 1990-е годы.



46. Поблзиости — станция техобслуживания, по одной из версий, расположенная в здании бывшего железнодорожного депо. Прилегающие улицы носят говорящие названия Деповская и Игарская. А моё внимание привлекла "Волга" на высоком постаменте, напомнившая мне одну пожарную часть в питерском районе Рыбацкое, где на крыше стоит пожарная машина.



А теперь я чуть-чуть покажу крошечное село Горнокнязевск в 15 километрах от Салехарда, на берегу Оби (причём ниже города по течению). Маленькое село, где большинство населения составляют ханты, возникло ещё в XIX веке как имение хантыйских князей Тайшиных. Изначально село называлось Княжьи Пески (Канось Пухор — в хантыйском языке это название сохранилось). Появившаяся позже приставка "горно-" обозначает расположение на высоком берегу реки (находясь на низком берегу, он назывался бы Лугокнязевск, — подобное мы встречали ещё на Иртыше под Тобольском). В названии Горнокнязевск пусть не смущает "городское" окончание "-ск", — в Сибири оно нередко встречается и в названиях сёл.

47. В Горнокнязевске я подробно не фотографировал, поэтому покажу для начала вид с реки, запечатлённый мной с теплохода "Механик Калашников" в хмурую непогоду, когда мы выходили из Салехарда в Антипаюту. Правда, и здесь село видно только чуть-чуть в правом краю кадра.



48. А это вид с берега. Конкретно в этом месте Обь не так широка, — "всего лишь" 1,7 километра...



49. В Горнокнязевске сохранились два вот таких невзрачных деревянных дома. Это дома тех самых Тайшиных, построенные в 1820-х годах, — вероятнее всего, старейшие сохранившиеся здания ЯНАО.



50.



51. А вот дому Салиндера не повезло, — разрушается. Салиндер — это, кстати, уже ненецкая фамилия, хорошо знакомая нам по Антипаюте.



52. Краткость — сестра таланта!



53. Помимо советских моторок, здесь есть и вот такие лодки (тоже, впрочем, с моторами). Хорошо узнаваемый югорско-ямальский орнамент и довольно необычный внешний вид. Как оказалось, это будары — лодки, распространённые в Нижнем Поволжье. И до революции, и при советской власти немало людей из тех мест переселялось сюда развивать рыбный промысел, принеся с собой и свой привычный вид лодок.



54. Природа:



Итак, теперь вернёмся в Салехард. Центр города остался позади, а покидал я город в северном направлении — к переправе через Обь.

55. В ту сторону ведёт улица с говорящим названием Обская. Это уже самая окраина — микрорайон Ангальский мыс, названный по возвышенности на впадении Полуя в Обь.



56. Все два дня, проведённые в Салехарде, я видел на одном месте вот этого внушительного пса. Большую часть времени он спал, но иногда лаял хриповатым басом.



57. Последнее место в Салехарде, которое я покажу, — это аэропорт, расположенный фактически за городом. Для многих людей знакомство с Салехардом начинается именно здесь. Хоть я и не относился к этой категории, посмотреть аэровокзал было интересно.



58. Зал ожидания со стеклянным куполом. Никаких рамок на входе, кстати, нету. Да и народу довольно мало, — только что улетел самолёт в Екатеринбург. Но в целом, пассажирское сообщение здесь довольно оживлённое.



59. Окно второго этажа здания оказалось довольно неплохим местом для обзора. Хотя, конечно, далековато, — аэропорт уже за городом расположен.



60. А посмотрев в другую сторону, можно увидеть великую реку Обь. Даже не верится, что это та же самая река, которая начинается в Алтайском крае от слияния Бии и Катуни. Это ведь где-то так далеко отсюда...



61. На улице Авиационной, ведущей к аэропорту, расставлены вот такие щиты, посвящённые разным районам и городам ЯНАО.



62. Рядом — выставка авиации под открытым небом. Такую же, только поменьше, мы видели возле аэропорта в Берёзове.



63. Самолёт Ли-2:



64. Вернёмся от аэропорта на шоссе. На указателе хорошо видны направления: направо — к переправе в Лабытнанги. Мне туда!



На этом и завершим осмотр Салехарда — столицы главного газодобывающего региона России. А в следующий раз я покажу город-спутник Лабытнанги, куда можно приехать поездом с Большой Земли (а мне предстояло, наоборот, уезжать). А прежде, чем туда попасть, нужно переправиться на пароме через Обь.
Tags: Западная Сибирь, Зауралье, Крайний Север, Путешествия, Россия, Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments