Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Полярный Урал. На поезде к горам

Уральские горы — это Каменный Пояс России. По дороге в Сибирь можно увидеть их из окна поезда на Транссибирской магистрали. Гораздо меньше людей видели более северные участки Уральского хребта, где уже нету крупных горно-промышленных городов, да и дороги там почти отсутствуют, — только тайга, тундра, северные реки и редкие северные сёла. Урал разделяет Республику Коми и север Тюменской области, бассейны Печоры и Оби, неизменно оставаясь границей Европы и Азии. И уже за полярным кругом, между Салехардом и Воркутой, есть место, где горный хребет пересекает железная дорога. Ответвление от построенной в предвоенные годы Печорской магистрали приводит в город Лабытнанги, из которого я и направился в сторону Большой Земли, посетив сначала Полярный Урал, а именно станцию Собь, стоящую прямо посреди гор.



Как я уже неоднократно говорил, на севере Тюменской области есть три железнодорожных линии, которые все идут с разных сторон, и их конечные пункты между собой не связаны: магистраль Тюмень - Новый Уренгой, проходящая через большинство нефтегазовых городов; ветка Ивдель - Приобье, приходящая с Северного Урала на запад ХМАО; и, наконец, ветка Чум - Лабытнанги. Причём если первые две относятся к Свердловской железной дороге, то эта — уже к Северной, управление которой находится аж в Ярославле, и южная граница которой проходит, к примеру, между Иваново и Владимиром.

2. Вокзал в Лабытнангах я уже показывал в рассказе про этот город. Здание оказалось неожиданно большим для вокзала, принимающего всего два поезда в сутки (на Воркуту и Москву). Внутри там даже есть хорошие комнаты отдыха, а вышка наверху напоминает диспетчерские вышки аэропортов.



Ежедневно между Лабытнангами и Воркутой курсирует культовый для этих мест грузопассажирский поезд. До конечного пункта меньше трёхсот километров, но это расстояние поезд идёт целых восемь часов. Во-первых, из-за вечной мерзлоты здесь низкая скорость движения, а во-вторых, этот поезд делает длительные остановки на глухих тундровых разъездах, доставляя в местные посёлки продукты и товары, — ведь в этих местах нет автодорог, зато есть железная. Пассажирских вагона в составе всего два — один купейный и один общий. Я решил ехать в общем, — там весь колорит :) Да и дешевле.

3. Поезд уже ждёт своих пассажиров. Отправление в 12-45.



4. Промозглый августовский день, — в этих местах в августе уже осень. Под моросящим дождём сажусь в свой вагон. Первым делом я испытал странное чувство: "Неужели я действительно в поезде?". На самом деле, я всего лишь 15 дней назад приезжал на поезде в Омск, но за эти дни слишком привык к теплоходам и отвык от стальных магистралей. Палубы и каюты стали для меня уже привычнее, чем вагоны и тамбуры; к пристаням и швартовам я привык сильнее, чем к вокзалам и платформам, а к шуму волны — сильнее, чем к стуку колёс. Но вот водное путешествие завершилось, и я снова на железной дороге.



5. Мой общий вагон полупустой. Среди пассажиров было замечено несколько туристов с большими рюкзаками. А ещё в другом конце вагона ехала семья ненцев с детьми.



Затем отправляемся. Поезд идёт на Воркуту, куда прибудет уже к девяти вечера. Но туда я поеду на следующий день, а пока путь мне лежит на станцию Собь, расположенную в живописной долине среди гор.

6. Неспешно поезд покидает Лабытнанги. Городские кварталы остаются позади, и я устремляюсь в сторону Урала и Республики Коми. На календаре 22 августа, лесотундра за окном окрашивается в цвета золотой осени. При этом лиственницы пока стоят зелёные.



7. Дождь за окном то закончится, то опять начнётся. Дует ветер, раскачивая низкорослые лиственницы в такт громкому и неторопливому стуку колёс поезда, идущего по железной дороге, построенной в этом суровом холодном краю в конце 1940-х годов. Про то, что это была часть большой стройки Трансполярной магистрали, я уже рассказывал.



8. Иногда железная дорога выходит на более высокие участки, где перед глазами расстилается голая тундра, — там деревья только карликовые. Поезд постепенно поднимается к горным отрогам.



9. А где-то впереди вырисовывается таинственный синеватый силуэт Уральских гор. Впрочем, в более ясную погоду они были бы видны гораздо лучше.



10. Через полчаса пути впереди вдруг показались дома и промзона. Это посёлок Обской — официально микрорайон Лабытнанг. Первая остановка на нашем пути — станция Обская.



11. Яркость осенней лесотундры:



12. Потом справа показалась небольшая церковь:



13. И с северной стороны к нам примкнула железная дорога. О ней я уже упоминал. Это ведомственная газпромовская железная дорога Обская - Бованенково, построенная в 2000-е годы; она начинается здесь и ведёт далеко, на сотни километров, на север — по безлюдной тундре полуострова Ямал, через газовые месторождения, заканчиваясь на далёкой 71-й параллели (а здесь, напомню, 66-я). По сути, сейчас это самая северная в мире железная дорога. И есть даже планы продлить её ещё дальше — до порта Сабетта на северной оконечности Ямала. Но общедоступные пассажирские поезда по этой дороге не ходят.



14. Станция Обская тоже почти целиком принадлежит Газпрому, и поезд РЖД здесь, видимо, почти "на птичьих правах" и останавливается непонятно где. Платформы нет, народа тоже. Немного распогодилось, даже солнце ненадолго выглянуло. Но температура по-прежнему около +7 градусов.



15. А вдалеке видна газпромовская часть станции. Там стоят вагоны в узнаваемой сине-голубой расцветке, и есть перрон, с которого на север отправляются поезда с вахтовиками. Правее видно локомотивное депо. Кстати, обратите внимание на характерную для этих мест кривизну путей. Это всё из-за вечной мерзлоты!



16. Едем дальше среди лесотундры. Горы становятся всё ближе и отчётливее.



17. Кое-где вдоль железной дороги стоят вот такие заграждения, призванные зимой в лютую пургу защищать пути от снежных заносов. Подобное я уже видел на Кольском полуострове вдоль автодороги Мурманск - Териберка.



18. Здесь в августе уже начинается осень, зима длится восемь месяцев в году, а морозы могут превышать 40 градусов, и дуют сильные ветры. Такой вот суровый заполярный край.



19.



20. Силуэт гор постепенно увеличивается, но пока ещё кажется, что они далеко.



21.



22. Вот эти топкие тундровые болота — это последние на моём пути километры Западно-Сибирской равнины.



23.



24. В пути поезд уже полтора часа, но преодолел он за это время лишь сорок километров. Вот такие здесь скорости. Вокруг железной дороги снова появились признаки цивилизации.



25. А Уральские горы неожиданно оказались уже совсем близко. В предгорьях стоит посёлок городского типа Харп с населением 6 с половиной тысяч жителей. Здесь основные предприятия — хромитовый карьер и дробильно-сортировочная фабрика. А сейчас ещё строится рыбзавод.



26. После двух недель Западно-Сибирской равнины, почва которой состоит из песка и глины что под Омском, что на Ямале, видеть каменистый ландшафт было уже непривычно.



Есть у этого места и мрачный колорит. В Харпе находится две колонии, одна из которых ещё и пожизненная, — "Полярная сова" называется. И если это осколок сталинских лагерей, то вторую тюрьму перевели сюда в 1989 году из Тобольска, где она размещалась в тюремном замке при кремле.

27. В Харпе поезд стоит около 15 минут. Между прочим, официально станция полностью называется Харп - Северное Сияние: именно так переводится название посёлка с ненецкого языка.



28. Ещё одно станционное здание:



29. Урал уже совсем близко. Над железной дорогой довлеет горный массив Рай-Из, по высоте достигающий 1150 метров. К сожалению, из-за погоды видны не все горы, — справа другую часть горного массива скрывает облачная пелена.



30. Вид назад. В хвосте поезда почтовый вагон.



31. И мой поезд общим планом. Этот тепловоз ТЭП70 сюда забрался аж из депо Котлас, которое отсюда расположено далеко на юге. Кстати, здесь нередко бывает так, что пассажирские поезда тянут грузовые тепловозы, — в более близких депо Сосногорск и Печора пассажирских просто не достаёт. На всей Печорской магистрали трудятся исключительно тепловозы, — ближайшая электрификация здесь в тысяче километров южнее.



Увидев, что я фотографирую, два пассажира, вышедших из моего вагона на перекур, заметно оживились. Судя по внешнему виду, это были местные, ехавшие на Полярный Урал на охоту или рыбалку; они стали улыбаться, махать руками, и один из них, показывая на своего товарища, сказал: "Вот, ханта сфоткай! Это хант настоящий!". У того, кстати, действительно были характерные черты лица.

В Харпе, кстати, народу в поезде прибавилось. Из-за медленной скорости многие предпочитают не садиться на поезд в Лабытнангах, а доехать до Харпа автотранспортом. Дальше в сторону гор автодороги уже нет.

32. Отправляемся дальше. В конце станции Харп стоит паровоз-памятник. Наверное, он в 1940-е годы трудился на 501-й стройке.



33. Жилые кварталы Харпа. В основном посёлок состоит из обычных позднесоветских пятиэтажек, между которыми мелькает церковь.



34. Мы въезжаем в горную долину. Среди суровых громад отвесных скал течёт горная речка Собь — приток Оби. Железная дорога проложена прямо по речной долине и вьётся вдоль берега реки. Постепенно со всех сторон поезд начинают обступать горы.



35. До свидания, Сибирь!..



36. Пейзажи за окном делаются совершенно невероятными. Рай-Из предстаёт передо мной отвесными красноватыми скалами почти инопланетного вида. И всё это в сочетании с начинающейся золотой осенью.



37. Восторженно я созерцал потрясающий пейзаж, иногда перебегая с одной стороны вагона на другую.



38.



Видео:



39. Восхищает пейзаж и с правой стороны. Надо же, а ведь это те же самые Уральские горы, которые я видел между Миассом и Златоустом, или между Екатеринбургом и Янаулом...



40. И, пожалуй, Полярный Урал в начале осени — это один из самых красивых пейзажей, которые я вообще когда-либо видел.



41. Пару раз поезд делал остановки на таких глухих полустанках, названных километрами. Кроме одного-двух домиков здесь даже ничего и нет. Из поезда выходят туристы с большими рюкзаками. Скоро уже выходить и мне.



42. Едем дальше:



43. Серые тучи иногда ложатся прямо на горы, которые, на самом деле, не так высоки, как кажется. Просто в Заполярье уже даже на 200-метровой высоте не растут деревья, а чуть выше ещё в августе лежат шапки снега, который иногда уже и выпадает.



Ещё видео:



44. А всё-таки геологическая фактура Урала узнаётся и здесь. Серые скалы, которые я видел в Челябинской области, выглядят примерно так же.



45.



46. Ещё один горный полустанок. Кажется, 129-й километр (здесь километраж идёт от станции Чум на Печорской магистрали).



47. С левой стороны возвышается гора Поур-Кеу (876 метров). А река, извилисто текущая по горной долине, продолжает направлять за собой железную дорогу.



48. И в пол четвёртого дня, через два с половиной часа пути от Лабытнанг, я покидаю поезд на станции Собь. Среди гор маленький посёлочек, — буквально несколько деревянных домов. На станции новый ярко-жёлтый вокзал на сваях, а рядом старый деревянный, ещё 1940-х годов. Поезд ушёл, и стук его колёс звучал эхом в горах. Народу вокруг не видать, а у меня ещё и мобильная связь не ловит. "И куда же это меня занесло?", — подумал я, озираясь вокруг, и глядя на молчаливые горы и красно-жёлтую тундру.



49. Вид обратно. Где-то впереди идёт дождь. Низкое заполярное небо здесь буквально ложится на плечи.



50. А это вид дальше, — в сторону Республики Коми и Воркуты, куда мне предстоит ехать завтра. Кстати, пока что я ещё нахожусь в ЯНАО.



51. На предыдущем кадре обращает на себя внимание необычная деталь. Здесь на железных дорогах до сих пор распространены ручные стрелки с флюгарками! В большом количестве я такие видел, например, в Тверской области.



На Соби я провёл сутки, переночевав на турбазе с походными условиями, и уехав в Воркуту на следующий день тем же самым поездом. Вечером и днём следующего дня я ходил вдоль железной дороги по долине, иногда поднимаясь на горные отроги. И в следующей части я покажу увиденные мной красивейшие северные горные пейзажи.
Tags: Железная дорога, Западная Сибирь, Зауралье, Крайний Север, Природа, Путешествия, Россия, Сибирь, Урал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments