Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Полярный Урал. Станция Собь и её окрестности

Станция Собь на железнодорожной ветке Чум - Лабытнанги окружена горами со всех сторон. Это самая середина Полярного Урала, где горы, хоть и не очень высоки, но благодаря северной природе выглядят весьма внушительно. По горной долине течёт речка Собь, давшая название станции, — приток Оби. По суровым заполярным горам ходят тучи, дожди и ветры, а природа здесь в августе уже приобретает осенний окрас.



В прошлой части я сел на поезд в Лабытнангах (да, это название склоняется) — городе-спутнике Салехарда, а горы, долго маячившие силуэтом на горизонте, в какой-то момент стали неожиданно близкими, а потом обступили железную дорогу со всех сторон. После двухнедельного путешествия по плоской Западно-Сибирской равнине такой ландшафт был совершенно непривычным, да и пейзаж оказался необычайно красивым.

2. Через два с половиной часа пути я приехал на станцию Собь. Совершенно глухое место, где у меня не ловила мобильная связь, и даже людей почти не было видно. Только дежурная вышла из здания вокзала, подняла диск, дав поезду отправиться, и ушла обратно. По соседству с новым вокзалом стоит старый деревянный, построенный в 1940-е годы, ещё при строительстве этой дороги. А за вокзалом — несколько деревянных домов (как правило, того же времени).



3. А кругом горы. Посёлок от станции неотделим. Сам населённый пункт так и называют — Станция Собь. Это посёлок железнодорожников, некоторые из них даже не живут здесь постоянно, а приезжают посменно из Воркуты.



Я на Соби провёл сутки, переночевав на турбазе. Чтобы в неё поселиться, надо было найти её пожилого хозяина — Геннадия Петровича. Самого его дома сперва не оказалось, — ушёл за грибами. В гостях у него была его дочь — тоже уже немолодая женщина, родившаяся в Воркуте, а ныне живущая в Минске (на этой почве тема для разговора нашлась сразу). А сам Петрович — воркутинский шахтёр, на пенсии не захотевший переезжать в тёплые края, а просто перебравшийся в более тихое место, поближе к природе.

4. А вот как выглядит турбаза — несколько списанных купейных вагонов с переделанной, но в целом узнаваемой начинкой. Жаль, что внутри я свой вагон запечатлеть забыл. Наиболее странное ощущение — необычно ночевать в вагоне поезда, который при этом никуда не едет, — увидеть утром в окно тот же пейзаж, что и вечером.



5. На вагоне даже клеймо сохранилось. Тогда Тверь ещё была Калинином.



По соседству жили люди из Воркуты. Оттуда многие ездят на Полярный Урал на выходные. Уже здесь я начал чувствовать колорит Воркуты и её жителей. Люди там приятные, не унывающие и сплочённые, — трудные заполярные условия, как я уже не раз говорил, влияют на образ жизни. Кстати, к вопросу о климате, — мне запомнилась фраза одной женщины из живших здесь на турбазе: "Я однажды в Геленджике зимой была в гостях. Ужасная зима у них там. Слякоть, грязь, влажность, дожди идут посреди зимы. У нас в Воркуте гораздо лучше!".

6. Ветка Чум - Лабытнанги — одна из самых живописных железных дорог, которые я вообще когда-либо видел. Однопутная, тепловозная, да ещё и с ручными стрелками, не говоря уже про пейзажи вокруг. Что интересно, станция Собь выглядит полной глухоманью, но отсюда можно прямым поездом уехать в Москву! Своим колоритом Собь напомнила мне Имандру под Мурманском, но там посёлок побольше, да и железная дорога более оживлённая. Но зато горы меньше.



Собь находится ещё в Ямало-Ненецком округе, но в двадцати километрах западнее уже начинается Республика Коми, и, кажется, жители Соби себя больше ассоциируют именно с ней. Часы здесь везде стоят уже на московском времени (для них оно "воркутинское"), а не +2 часа, как, по идее, должно быть. Наверное, потому что здесь нет ничего, кроме железной дороги, и вся жизнь завязана на неё. А железная дорога, как известно, во всей России живёт по московскому времени. Да и вдобавок московское время начинается совсем рядом.

7. Да и по правде сказать, зачем здесь время? Пейзаж Полярного Урала навевает ощущение нахождения вне времени. Вокруг величественные горы, которым сотни миллионов лет. Наверное, если приехать сюда во время полярного дня и на несколько дней уйти в поход по горам, то можно натурально потерять счёт дням.



8. Вид в сторону Лабытнанг, откуда я приехал:



Проложить железную дорогу через горный хребет — задача нетривиальная, и для её решения обычно приходится искать какую-нибудь горную седловину. Здесь железная дорога прошла по Собь-Елецкой долине: река Собь является притоком Оби, а примерно в 20 километрах западнее этого места проходит водораздел, где на другой стороне берёт начало речка Елец, относящаяся уже к бассейну Печоры. Что интересно, водораздел в этом месте находится уже фактически западнее гор, но именно по нему проходит граница Европы и Азии, а также Коми и ЯНАО.

9. А вот и река Собь. Как и все горные речки, мелкая и быстрая. Справа возвышается гора Поур-Кеу. Название её то ли из коми-языка, то ли из хантыйского. Слово Кеу означает "камень" (созвучно с финским Kivi), а Поур — осторожно предположу, что, может быть, "олень", уж больно напоминает финское Peura. Между прочим, высота горы — лишь 876 метров, а на глаз кажется, что гораздо больше.



10. На другой берег Соби переброшен пешеходный подвесной мостик, который, к сожалению, оказался сломанным, лишив меня возможности сходить на Поур-Кеу. На другом берегу можно разглядеть горнолыжный склон. А справа у берега стоят два человека с резиновыми лодками, — они оказались из Сыктывкара, приехали на Собь поездом Москва - Лабытнанги, и готовятся совершить сплав по реке.



11. В горах уже на 500-метровой высоте начинается тундра. При этом в долине растительность местами более густая, чем в предгорьях со стороны Лабытнанг. Видимо, потому что горы закрывают долину от ветров.



12. Но всё равно здесь скудная заполярная растительность. Чахлого вида ёлки, лиственницы и берёзки.



13. Под ногами — ковёр из мхов, лишайников и карликовых деревьев. В конце августа этот ковёр обильно покрывают спелые ягоды и грибы.



14. Полярный Урал, на самом деле, очень узок. Здесь ширина Уральского хребта составляет лишь от 30 до 70 километров. Только недавно вокруг меня закончилась Западно-Сибирская равнина, на смену которой горы приходят резко и неожиданно. И здесь даже трудно поверить, что всего лишь в 25 километрах к западу эти горы уже заканчиваются, так же резко обрываясь, и сменяясь столь же плоской Большеземельской тундрой, на которой расположен север Коми и Ненецкий автономный округ.



15. При этом горы довольно сильно влияют на направления ветров и на климат. Находясь на Соби, я постоянно с интересом наблюдал, как по горам ходят облака и дожди, периодически меняя своё направление. Иногда по двум сторонам от "Камня" погода может разительно отличаться, а в Воркуте и Салехарде довольно заметно различается климат. Особенно зимой: на Воркуту дуют ветры Карского моря, приносящие обильные снегопады и пургу, когда на Салехард чаще приходит солнечный мороз из Восточной Сибири. Оба атмосферных фронта, как правило, упираются в Уральские горы.



16. Какой-то горный ручеёк, впадающий в Собь:



17. Вечер:



18. Погода здесь меняется часто и быстро. В целом всё время, что я здесь провёл, было пасмурно, но дождь мог то начаться, то быстро опять закончиться. В Заполярье обычно не бывает ливней как из ведра, — чаще моросящий и почти незаметный дождь, под которым гулять можно очень долго. Издалека он выглядит как туманное "молоко" и, наверное, на горных вершинах выпадает в виде снега...



19. Железная дорога здесь — единственная нить цивилизации. По сравнению с довлеющими вокруг горами одинокие рельсы выглядят чем-то маленьким. Даже трудно поверить, что по ним почти можно приехать в богатую столицу нефтегазового региона, совсем недалеко отсюда.



20. Километраж от станции Чум на Печорской магистрали, с которой эта ветка и начинается.



21. Иду по шпалам. В какой-то момент дорогу мне перебежала лиса, но я, к сожалению, не успел её сфотографировать.



22. Дождливая мгла скрыла станцию Собь:



23. А вот железная дорога огибает гору, название которой я, к сожалению, забыл.



24. У её склона ещё одно напоминание об истории строительства этой дороги. Остатки бараков 501-й стройки, — как уже говорилось, строили эту дорогу в том числе и заключённые. Думаю, деревянные развалины в таком холодном климате сохранятся ещё много лет.



25. А здесь видны остатки заграждения от снежных перемётов:



26. Обратите внимание, как низко висят облака. Здесь постоянно возникает ощущение "неба на плечах", которое я не чувствовал нигде, кроме Крайнего Севера.



27. "На Севере диком стоит одиноко...". Правда, всё же не сосна, а лиственница.



28. Поднимаюсь наверх:



29.



30. И вот железная дорога уже и внизу где-то осталась. Мост пересекает речку Большая Пайпудына — приток Соби. Она начинается в 50 километрах отсюда на Большом Пайпудынском хребте, название которого восходит к ненецкому Пай-Пудына — "конец Камня" (в смысле, Урала).



31.



32. На каждом шагу перед глазами расстилаются всё новые удивительные пейзажи:



33.



34. Тундра:



35. Мох и ягель. Ещё где-то тут я нашёл кусочек оленьего рога, но подбирать не стал.



36.



37. Обильно растёт карликовая берёза. В августе она пока ещё в основном зелёная. Наверное, наиболее яркие краски здесь можно увидеть в начале и середине сентября.



38. Где пониже, даже обычная берёза растёт. Но низкая и кривоствольная.



39. А толокнянка на фоне мха и камня уже светится ярко-красной киноварью:



40.



41.



42. В ложбине с другой стороны от склона видны какие-то заброшенные дома:



43. Это нежилой ныне посёлок Полярный. Основан он был в 1930-е годы как база освоения месторождения молибденовой руды, после войны здесь обосновались военные, — рядом с посёлком стояла часть ПВО. А в 1970-е годы Полярный стал посёлком геологов, но в 1990-е геологоразведка здесь была свёрнута, посёлок опустел и был окончательно упразднён в 2002 году. Некоторые бывшие жители Полярного сейчас живут в Салехарде и Лабытнангах, одного такого пожилого геолога я встретил на паромной переправе, и он рассказал, что иногда навещает посёлок, где раньше жил. Ещё здесь совсем недавно была турбаза, причём более комфортабельная, чем на Соби. Но она сгорела буквально за неделю до моего приезда сюда (к счастью, людей там во время пожара не было).



Впрочем, геологоразведка здесь, вроде, понемногу возрождается. У остановочного пункта на железной дороге (местный пассажирский поезд продолжает исправно здесь останавливаться) стоят какие-то строительные вагончики, которые, вроде, принадлежат именно геологам.

44. Надо сказать, в этой части Урал выглядит намного внушительнее, чем под Екатеринбургом и Челябинском. Как-то величие природы здесь ощущается сильнее. Но горы не так уж высоки: если Приполярный Урал (по границе Коми и ХМАО) достигает высот больше полутора километров (там же и гора Народная в 1895 метров — высшая точка Урала), то здесь хребет снижается к Карскому морю, из которого затем вновь поднимается в виде архипелага Новая Земля.



45. Собь-Елецкая долина живописно расстилается внизу. Кстати, приглядевшись, можно увидеть железную дорогу.



46. Вот и она:



47. И где-то вдалеке видна станция. На которую приезжает поезд Лабытнанги - Москва. Пассажирских поездов здесь всего две пары в сутки. Грузовых побольше.



48. Слияние Соби и Большой Пайпудыны:



49. Горный склон:



50. Сначала я хотел подняться вот сюда. Но в планы вмешалась погода, — на вершину стали наползать низкие тучи.



51. Тем временем, откуда-то снизу раздался протяжный гудок тепловоза и стук колёс. Это поезд Лабытнанги - Москва подъехал поближе. В голове, кстати, грузовой тепловоз 2ТЭ10, — пассажирских здесь не хватает.



52. Едет по мосту через Пайпудыну. Даже не верится, что тот же поезд, который я сейчас вижу здесь, через двое суток будет прибывать на Ярославский вокзал в Москве.



53.



54. На заднем плане уже виден Большой Пайпудынский хребет, на котором, кажется, идёт снег.



55. Красно-жёлтые дни:



56. Это ощущение уже было знакомо мне по Кольскому полуострову. В таких местах чувствуешь себя атомом в огромном мироздании, испытывая какое-то неописуемое воодушевление.



57.



58. Во многих местах даже в конце лета лежит снег:



59.



60. Но пора уже и спускаться. Бросим последний взгляд с высоты на долину Соби:



61.



62. Так я пошёл назад к станции, в какой-то момент войдя в серую пелену дождя.



63.



64. Вот и станция уже начинается:



А мне путь лежал в последний пункт этого большого северного путешествия — знаменитый заполярный город Воркута в северной оконечности Республики Коми. О том, как я туда ехал, расскажу в следующий раз. А после этого уже и про сам город.
Tags: Железная дорога, Западная Сибирь, Крайний Север, Природа, Путешествия, Россия, Сибирь, Урал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →