?

Log in

No account? Create an account

nord_ursus


Записки северного медведя

Cogito ergo sum


Previous Entry Share Next Entry
Тальцы. Архитектурно-этнографический музей Иркутской области
nord_ursus
На пути из Иркутска в курортную байкальскую Листвянку находится музей "Тальцы" — своё название он получил от близлежащей деревни у берега Ангары. Это довольно типичный такой музей для своей категории: под открытым небом здесь собраны разные постройки, свезённые сюда из разных мест области, с частичным воссозданием цельной сельской застройки. Примерно как вологодское "Семёнково", архангельские "Малые Корелы", и некоторые другие. У музея "Тальцы" очень удобное расположение: рядом проходит Байкальский тракт, который ведёт из Иркутска в Листвянку — самое, пожалуй, популярное место на байкальском побережье. Поэтому народ обычно мимо не проезжает. Я же, напротив, ехал обратно в Иркутск из Листвянки, поскольку возвращался в него по круговому маршруту, через Слюдянку и Кругобайкальскую ЖД.



2. Попасть в Тальцы легко. Маршрутки по Байкальскому тракту между Иркутском и Листвянкой ходят, кажется, каждые полчаса. Сам по себе Байкальский тракт очень живописен из-за своей холмистости: он проходит по отрогам Приморского хребта, вдоль дороги — таёжный лес, а где-то рядом течёт Ангара, которую из окна маршрутки периодически становится видно. Местами уклоны на дороге очень крутые, и при подъёмах даже закладывает уши. Ну и стоит ли говорить, что порой даже чаще пассажирских маршруток на шоссе можно увидеть туристические автобусы.



3. Итак, начнём осмотр музея. Билет в него сейчас стоит 150 рублей (фотосъёмка — за отдельную плату, хотя по факту никто этого не проверяет). Миновав входные ворота, попадаем в такую берёзовую рощу. Территория музея довольно большая (67 га), и все экспонаты вписаны в частично сохранённую природу. Основан музей был в 1969 году, и с тех пор в разные годы пополнялся, и продолжает расширяться и сейчас.



4. Большинство экспонатов — это, конечно, постройки из русских сёл Приангарья. Но маршрут осмотра проложен так, что сперва мы видим культуру народов, живших в этих краях ещё до прихода русских. Здесь перед нами — летнее эвенкийское стойбище.



Хоть и эвенки (они же тунгусы) больше ассоциируются с Красноярским краем, где есть Эвенкийский район (который в прошлом был целым автономным округом), но живут они и в Иркутской области (а также и в Бурятии, Якутии, Амурской области) — в северных её районах, в основном, в бассейнах Лены и Подкаменной Тунгуски. И многие топонимы тех мест, вроде Бодайбо и Ербогачён, происходят именно из их языка.

5. Чум под ветвями берёз. Поскольку традиционно эвенки живут в тайге, то здесь деревья и не вырубили.



6. По соседству с ним — навес для хранения лодок, вёсел и рыболовных сетей. Очень похожие я видел в ханты-мансийском музее "Торум Маа".



7. А это, скорее всего, укрытие от непогоды во время охоты. Сложено из жердей и древесной коры.



8. Рядом ещё есть стойбище тофаларов — ещё одного восточно-сибирского народа. Они живут южнее — в Нижнеудинском районе, через который даже проходит Транссиб; но при этом их селения расположены в стороне от него, в предгорьях Саян, и в ту часть района нету дорог — попасть можно только на вертолёте. Тофаларов осталось очень мало — по данным 2010 года, их около 800 человек. Самое забавное, что, по данным 2001 года, 18 тофаларов проживало на Украине — аж интересно, кто эти люди.



9. Таёжная охотничья избушка:



10. От стойбищ жителей тайги переходим к русскому деревянному зодчеству, которое и занимает большинство экспозиции музея. Перед нами — каскад водяных мельниц рубежа 19 и 20 веков из села Владимировка под Братском, затопленного Братским водохранилищем.



11. В музейном антураже мельницы уже не действуют (нету здесь ручья), но стоят по склону, как и стояли в естественной среде. Вдалеке внизу видна Ангара.



12. В английском переводе позабавило слово "The selo". Жаль, что нигде не увидел "The derevnya".



13. Ангара. Территория музея выходит прямо к берегу реки, и на неё очень красивые виды. Но ширина её здесь больше естественной, так как это Иркутское водохранилище. Если оказаться здесь в первой половине XX века, то река была бы заметно меньше, а по другому берегу проходила бы Транссибирская магистраль.



Между прочим, именно строительство каскада ГЭС на Ангаре и стимулировало создание этого музея. Многие постройки, находящиеся в нём (включая уже показанные мельницы), вывезены из зоны затопления Братского и Усть-Илимского водохранилищ, образованных в 1960-е и 70-е годы соответственно.

14. А эта часть музея называется "волостное село". Тут, в общем-то, всё понятно. Воссоздана обстановка крупного восточно-сибирского села, где избы и заборы выстроены в одну линию. Кое-где можно такое увидеть и в наше время. Хотя с сельской метсностью Иркутской области я познакомился мало.



15. Ворота открыты, зайдём во двор (этот же дом, кстати, виден на заглавном кадре). Крыша у дома четырёхскатная: такие и сейчас в Сибири (в том числе и в Западной) очень распространенны.



16. Вид поближе:



17. Во дворе сокрыто многое, чего не увидишь, проходя мимо по улице. Как ни странно, в Сибири, несмотря на холодную зиму, не прижились огромные избы северного типа, когда жилая и хозяйственная части объединены в одном здании. Здесь хозяйственные постройки находятся во дворе. Хотя вообще у Сибири много общего с Русским Севером — например, расположение сёл преимущественно вдоль рек. Но многое поменялось с постройкой Транссиба.



18. Здесь много чего. Телеги, бочки, рыболовные сети.



19. А тут звериные шкуры висят. Выглядит всё очень добротно, и наводит на мысли о зажиточности хозяев дома. Что вообще не было редкостью в Сибири, где крестьяне, в целом, были богаче, чем в европейской части страны.



20. Вид этого же двора сзади. Двор окружает заплот — бревенчатый забор. Постройка слева — вероятно, баня.



21. По соседству с этой крестьянской усадьбой есть ещё хлебный амбар. Стоит он специально на ножках — чтобы грызуны не пробрались.



22. Вернёмся к волостному селу:



23. Волостное правление. То, что в советское время называлось бы сельсоветом, а сейчас — администрацией сельского поселения.



24. Внутри воссоздали кабинет волостного старшины. Или кого-то ещё из местных чиновников.



25. Двор волостного правления. Под навесом — телеги, сани, оглобли, и многое другое.



26. Во дворе правления есть одна каменная постройка. Это каталажка, то есть сельская тюрьма, или аналог современого КПЗ. Кандалы на переднем плане — оттуда же.



27. Ещё рядом с волостным правлением есть церковно-приходская школа 19 века. Снаружи я её заснять забыл, поэтому только интерьер.



Эта школа привезена сюда из села Кеуль недалеко от Усть-Илимска. Ныне это село затоплено, но, между прочим, не в советское время, а совсем недавно — в 2013 году, после постройки Богучанской ГЭС.

28. В экспозиции школы неожиданно нашёлся белорусский привет. В виде уже советских тетрадей, сделанных в городе Добруше Гомельской области где-то в 1920-х годах.



29. Идём дальше. Самый, наверное, яркий ансамбль этого музея — Илимский острог. Это бывший город Илимск (не путать с Усть-Илимском), основанный в 1630 году, и затопленный Усть-Илимским водохранилищем в 1975. Сюда привезли Спасскую башню 1647 года — это которая слева. Другие две башни и деревянный частокол острога — это уже новодел. В Спасской башне сейчас небольшая экспозиция археологических находок Илимского острога.



30.



31. Ещё одна постройка из Илимского острога — Казанская церковь 1679 года. Справа, кстати, видна церковно-приходская школа.



32. Следующий ансамбль — деревня-малодворка, то есть обычный населённый пункт, который не был центром волости. Впереди видна Свято-Троицкая церковь (1914 год) из деревни Дядино, которая и сейчас существует: она находится на реке Лене в её верхнем течении.



33. Ещё одна крестьянская изба. Обратите внимание на отверстия в срубе — это указывает на то, что дом топился по-чёрному. Судя по виду дома, его хозяева были небогатыми.



34. Двор. Всё уже знакомо: заплот, навес, под которым хранится различный скарб. Тут же и поленница.



35. Крыльцо амбара. Он, опять же, приподнят над землёй.



36. А вот эта табличка вызвала улыбку у меня, как музеолога по образованию. Не захотели использовать широко известное слово "экспонат", а вместо этого — специализированный термин "Музейный объект", значение которого большинство посетителей не знает.



37. Интерьер избы:



38. В музее в тот день было весьма многолюдно. Как уже говорилось, с точки зрения туристических потоков он расположен очень удобно. Есть в центре музея и кафе, которое для соответствия антуражу названо трактиром. В нём я пообедал, а за соседним столом в тот момент сидела компания поляков, которых я потом встретил в музее ещё несколько раз (и слышал, как они уже по-русски говорили с работниками музея). Иностранцы здесь не редкость.



39. Есть здесь и несколько сувенирных магазинов. Вот один из них в очередной избе.



40. Деревня-малодворка с другой стороны:



41.



42. Изба Якова Непомилуева (19 век) из затопленной деревни Гарманка недалеко от Братска:



43. А вот этот дом сюда привезли из Иркутска. Сейчас он на реставрации, и поэтому верх частично разобран.



44. Чуть дальше находится часть музея, посвящённая бурятам, которые живут, в том числе, и совсем рядом с Иркутском. Перед нами — летний бурятский улус, состоящий из деревянных юрт. Если точнее, то это, по сути, обычная рубленная изба, но в форме юрты — как напоминание о кочевом прошлом. На зиму буряты перебирались в избы. Сейчас, впрочем, живут в избах круглый год (не знаю, остались ли где ещё у бурят юрты).



45. Взглянем ещё раз на Ангару. Невысокие горы на другом берегу — это Олхинское плато.



О музее на этом всё. Как уже говорилось, он продолжает развиваться, и в будущем планируется создать в нём и Ленский сектор, и зимний бурятский улус. Так что, пожелаем музею успехов в этом деле.

46. А я возвращаюсь на шоссе. Это уже вид в сторону Иркутска. Что интересно, эту дорогу построили в 1960 году, к так и не состоявшемуся визиту на Байкал президента США Дуайта Эйзенхауэра.



Сев в маршрутку, я уехал в Иркутск. Таким образом замкнув круг Иркутск - Слюдянка - КБЖД - Листвянка - Тальцы - Иркутск. Я снова заселился в тот же хостел в центре города, где переночевал две ночи, устроив себе один день отдыха (это бывает нужно в длительных поездках), когда просто гулял по городу и почти не фотографировал. А после этого я снова поехал на Байкал, но теперь уже на Ольхон, заехав по пути в посёлок Усть-Ордынский — бывший центр Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Так что — продолжение следует.

  • 1
отличный музей, спасибо !

Согласен. Музей хороший

Вот странно - сколько раз был в Иркутске, а до Тальцов до сих пор не доехал. Надо исправлять! :)
очень напоминает этнографический музей в Улан-Удэ и Шушенское.


А я как раз до улан-удэнского музея не добрался. Ну и в Шушенском тоже не был)

Здорово, что много деревьев осталось. Некоторые фотографии создают впечатление не музея, а реального села или деревни

Деревня там всё же на пустыре стоит. А в лесу всякие шалаши и водяные мельницы.

Selo в английском имеется как термин. А вот derevnya нету, встречается только непосредственно в названиях, которые не переводятся. Типа "Novaya derevnya". Но населенный пункт звали бы village Novaya (ну или Novaya village).
А село - это тип деревни (village), потому и имеет отдельное название. Кстати, что интересно, если в России селом принято было относительно крупные населенные пункты называть, то где-то Восточной Европе selo - это маленькая деревня.

В России главный критерий села — это наличие церкви. Просто сейчас, когда многие из них утрачены, а многие построены в постсоветские годы там, где их никогда не было, это уже размылось. Хотя есть и отдельные региональные традиции. Например, в Архангельской области типа НП "село", по-моему, вообще нет. Там село — это куст деревень. Ну и в Беларуси тоже нет такого типа. Там только деревня и агрогородок (в разговорной речи всё равно деревня).

Edited at 2018-06-01 10:54 am (UTC)

На юге РБ в разговорной речи "село" используется, наверняка.

Основательно строили, сразу видно, что Сибирь)

Превосходный музей!!

в Малых Корелах была, а сюда не доехала, хоть и рядом с Иркутском

  • 1