nord_ursus


Записки северного медведя

Cogito ergo sum


Previous Entry Share Next Entry
Ближние окрестности Сланцев
nord_ursus
Осмотрев в предыдущем рассказе город Сланцы, теперь прогуляемся немного по ближним его окрестностям с северо-западной стороны. В этот раз увидим сланцевскую "пригородную" деревню Большие Поля, а также одну малоизвестную достопримечательность рядом с ней. В конце я вкратце расскажу о необычной дороге домой в Питер.



2. Перейдя в черте города мост через реку Плюссу, и миновав бывшее управление шахты имени Кирова, я повернул направо — на север. Пройдя чуть меньше километра, я вышел из города, оказавшись в деревне Большие Поля. Деревня старая — впервые упоминается в 1792 году. Сейчас это фактически пригородный посёлок. Население, по последним данным, 589 человек, а кроме того, здесь много дач сланцевчан.



3. Через Большие Поля проходит дорога, идущая кружным маршрутом по деревням запада Сланцевского района, и нумерация домов тут сквозная по всей деревне. Большинство домов — вот такие, на две семьи.



4. В целом всё довольно аккуратно и ухоженно. Деревня достаточно многолюдная. По крайней мере, в жаркий выходной день.



5. И цветёт сирень. Всюду чувствуется её запах.



Из написанного выше следует, что деревня Большие Поля гораздо старше Сланцев. До революции тут был довольно глухоманный Гдовский уезд Санкт-Петербургской губернии (а город Гдов теперь в соседней Псковской области). Эта деревня тогда называлась просто Поля (название Большие Поля, как официальное, фигурирует впервые уже в советское время — видимо, до этого оно было просто разговорным). Здесь проходил почтовый тракт Псков - Гдов - Нарва, и в Полях имелась почтовая станция, а в 1916 году вдоль старого тракта была проложена железная дорога с тем же маршрутом.

6. Из деревни видна текущая внизу река Плюсса. На другом берегу, правее кадра, находится деревня Малые Поля.



7. Вдалеке можно увидеть и город. Хорошо просматривается церковь Серафима Саровского, которую я показывал вблизи.



8. Есть в Полях и вот такие симпатичные избы. Возможно, некоторые построены ещё до войны. Вроде, не вся деревня в войну сгорела.



9. Несколько раз попадались и пятистенные избы. В Ленинградской области они более характерны для восточных районов, тяготеющих к Русскому Северу, но иногда попадаются и на юго-западе.



После революции и отделения Эстонии от России железная дорога на Нарву оказалась прервана государственной границей, и сквозное движение по ней прекратилось. Теперь именно на станции Поля она и заканчивалась. Потом появились Сланцы, к ним от станции Веймарн в 1940 году была построена новая ЖД ветка, связанная со старой мостом через Плюссу, и имевшая разветвлённую сеть подъездных путей к сланцевым шахтам. Станция Поля, оказавшись в ненужном тупике, была закрыта. При этом насыпь бывшей магистрали на Нарву до сих пор сохранилась, и по ней идёт грунтовая дорога. В Больших Полях приблизительно можно определить место бывшей станции, но каких-то напоминаний о ней там не видно — наверное, что-то разобрали, что-то в войну сгорело.

10. А своё название деревня оправдывает. За ней действительно большие поля.



11. И в природном пейзаже ближних окрестностей Сланцев то и дело можно увидеть шахтные и заводские терриконы.



12. А вон вдалеке видны трубы не действующего сланцеперерабатывающего завода, построенного после войны. Дорога, на самом деле, не такая кривая — это издержки зума.



Город построен был с нуля на месте нескольких деревень среди леса и болот. Вот так суровая промышленность неожиданно ворвалась в среду патриархальной русской глубинки. Но окрестные деревни продолжили жить по прежнему укладу, и, находясь в них, наверное, и не подумаешь о близости шахт с отвалами и рабочего городка с заводскими трубами.

13. Равно как и глядя на местные густые леса:



14. Посмотрев на запад, можно разглядеть вдалеке над лесом ещё две высоких трубы (фото сделано с сильным зумом, тогда как невооружённым глазом они не так заметны). До них по прямой 16 километров, и находятся они уже в Эстонии, что само по себе интересно — увидеть издалека объект, расположенный за границей. Это трубы Эстонской ГРЭС, построенной в 1969-1973 годах, рядом с Нарвой. Высота их — 250 метров.



Как раз эта электростанция, вместе с соседней Балтийской ГРЭС (её трубы не такие высокие), и были основными потребителями добывавшихся здесь горючих сланцев, но после распада СССР они постепенно отказались от них, перейдя на эстонские сланцы, добываемые в Кохтла-Ярве. Именно это и стало основной причиной полного прекращения сланцедобычи в Ленинградской области. По ту стороны границы сланец с переменным успехом добывают и сейчас, хотя и в Эстонии эта отрасль за постсоветские годы сильно деградировала.

15. Немного художественного баловства:



16. А на север от Больших Полей идёт вот такая лесная грунтовка. Это не что иное, как насыпь той самой железной дороги на Нарву. За Полями — уже тот участок, который проработал всего несколько лет, и был разобран после революции. Да, вот тут, где я иду, сто лет назад ходили поезда.



17. А дальше начинается погранзона (но мне, как гражданину России, пропуск не нужен). До границы с Эстонией отсюда 11 километров на запад. За этим знаком у дороги стоит деревянная будка, но она была заколочена, и на этом посту никого не было. Пограничников я так и не встретил. Только на обратном пути в город видел проехавшую мне навстречу их патрульную машину.



18. А чуть дальше — лесная поляна:



19. А на ней стоит вот такая простенькая деревянная церковь.



Это церковь Казанской иконы Божией Матери, построенная в 1899 году, и изначально стоявшая не здесь, а в селе Низы примерно в 18 километрах севернее, которое после революции оказалось в Эстонии, что позволило церкви остаться действующей, а в 1950 году, при постройке Нарвской ГЭС, было затоплено водохранилищем. История этой церкви удивительна тем, что её не только не закрыли при советской власти, а ещё и вывезли из зоны затопления на новое место (пусть и в глухой лес), где она все последующие годы действовала.

20. При мне ворота были заперты. Наверное, сейчас церковь открыта только во время служб.



21. Вокруг живописный лес. Хоть пиши картину.



22. А грунтовая дорога уходит дальше на север. Это по-прежнему насыпь бывшей железной дороги, которая шла по почти идеально прямой линии, поскольку строилась во время Первой мировой войны, когда важна была срочность строительства. Через 11 километров на север грунтовка закончится, а бывшая насыпь уйдёт под воду Нарвского водохранилища.



В общем, интересное место. Такая вот "неизвестная Ленинградская область". Я отсюда пошёл обратно в Сланцы, ещё немного прогулявшись по центру, а также съездив в район Большие Лучки на востоке города, который произвёл на меня мрачное впечатление. Об этом я уже писал в рассказе про город. Ближе к вечеру пришло время ехать домой в Питер. Но проблема в том, что последний автобус из Сланцев в Питер уходит в 16-30 (а дизель-поезд, на котором я сюда приехал, и того раньше, и вариант на нём возвращаться я даже не рассматривал). Также есть маршрутки, которые ходят и позже, но я о них справки вовремя не навёл. Решил ехать через Кингисепп — сначала до него на местном пригородном автобусе (более крупный и благополучный Кингисепп отчасти является центром притяжения для Сланцевского района, поэтому и автобусы туда есть), а оттуда в Питер маршрутки точно ходят часто.

23. От Сланцев до Кингисеппа я ехал вот на этом автобусе. Это ПАЗик самой новой модели (320412), оказавшийся очень даже неплохим. Забавно, что у автобуса почему-то номера Брянской области (в сочетании с оформлением, посвящённым Ленинградской). Фото сделано уже в Кингисеппе.



В Кингисеппе я был после восьми вечера, и уже не было понятно, ходят ли ещё маршрутки в Питер. На обычном их месте отправления у бывшей автостанции (оттуда я уезжал в ноябре прошлого года) я ждал примерно полчаса, но маршрутка так и не появилась. И тут я решил доехать совсем уж необычным способом. Я вспомнил, что где-то после девяти вечера здесь проходит поезд Таллин - Петербург - Москва, в котором, к тому же, есть недорогой сидячий вагон. Посмотрел сразу на сайте РЖД — билеты есть, и немало. Пошёл на вокзал и купил билет за 50 минут до отправления, заодно получив в кассе в составе сдачи новую купюру в 200 рублей, которая попалась мне впервые. Отправление поезда в 21-42, прибытие в Питер на Московский вокзал — в 23-54. Очень даже удобно получилось.

24. Пока было время до поезда, я немного прогулялся по Кингисеппу. Здесь я уже был в ноябре 2017 года (часть 1, часть 2), но тогда была пасмурная и промозглая поздняя осень, а сейчас тёплый (почти) летний вечер, и город смотрелся не так хмуро, как тогда.



В этот раз обратил внимание (почему-то не заметил этого в первый приезд) на большое количество в городе людей в форме Таможенной службы (граница близко, хотя на ней находится Ивангород, где я пока не был). Один раз даже видел такую форму вывешенной на балконе одной из пятиэтажек.

25.



26. В половину десятого я пришёл на вокзал.



27. Народу на платформе собралось много. Этот поезд даёт возможность, не утруждая себя пересадками в Питере, за ночь доехать поездом от Кингисеппа до Москвы. И даже в мой сидячий вагон садились пассажиры в основном до столицы (хотя я и не был единственным, кто едет 140 километров от Кингисеппа до Питера).



28. С запада прибывает мой поезд.



29. В голове — питерский тепловоз ТЭП70БС. Здесь электрификации нет, но через 14 километров, в Веймарне, она начнётся. А тепловоз этот цепляют, скорее всего, в Ивангороде или Нарве, так что почти весь свой отрезок на маршруте этого поезда тепловоз его тянет под контактной сетью.



Поезд стоит две минуты, но пассажиров было много, и пока все сели, прошло минут пять. До Петербурга ехать чуть больше двух часов, но в окно я не фотографировал — уже начинало темнеть. Из интересного — маршрут захода на Московский вокзал со стороны Гатчины. Проехав Гатчину, поезд, через станцию Владимирская, зашёл в город через Витебский ход, затем уйдя на Московский вокзал через соединительную линию и станцию Волковская. Это единственный пассажирский поезд, который ходит по этой почти исключительно грузовой перемычке.

30. Сидячий вагон был из новых. Поэтому интерьер его довольно необычен.



31. И вот на часах почти полночь, и я доехал до Питера. Поезд стоит на Московском вокзале больше часа, меняя направление движения, а затем в ночь уезжая в Москву. Это единственный поезд на этом вокзале, для которого он не является конечной станцией, а также единственный на этом вокзале поезд под тепловозом.



Дальше — вокзал, вестибюль метро и дорога домой. Так завершилась однодневная и насыщенная поездка в Сланцы.

СЛАНЦЫ - МАЙ 2018:
По железной дорогй от Петербурга до Сланцев. С историей местных железных дорог
Город Сланцы
Ближние окрестности Сланцев

  • 1
Не первый год тебя читаю, но мне интересно: когда же ты уже доберешься до Эстонии и Финляндии?
Хотелось бы почитать про путешествия и по их просторам.

Всему своё время, но пока точно не знаю

  • 1
?

Log in

No account? Create an account