Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Карельский берег Белого моря. Кузема и Поньгома

Описание любой к поездки к северным российским морям хочется начать с фразы о том, как хорошо бывает поехать на море, и продолжить тем, какое именно море. В июле этого года я поехал на два дня на север Карелии, к Белому морю. Вообще я планировал поехать на четыре дня и посетить ещё и запад Северной Карелии, но в итоге та часть поездки как-то не сложилась, и я назад поехал раньше (хотя и у этого в итоге был свой плюс), но об этом потом. Первой моей целью была поморская деревня Поньгома, что стоит у Белого моря и устья одноимённой реки, в 50 километрах к северу от города Кемь — уже на Карельском берегу (когда к югу от Кеми начинается Поморский). Довольно интересная деревня, которую я увидел в пусть и летний, но всё-таки прохладный день.



Почему именно Поньгома? Хотелось побывать на Белом море, а доступных мест на его берегу в Карелии не так уж и много. Чтобы туда добраться, я сел на 22-й скорый Петербург - Мурманск и отправился на нём до станции Кузема — следующей остановки этого поезда после Кеми. Тут важно не перепутать: есть и станция Поньгома, которая находится немногим ближе, но к одноимённой деревне она фактически не имеет никакого отношения (предположу, что назвали её так из-за того, что рядом находилась пристань на Белом море, откуда и был кратчайший путь в эту деревню). По забавному совпадению, в соседнем вагоне со мной до Медвежьегорска ехал varandej, с которым мы немного пообщались (через несколько дней после встречи в Питере).

2. А я наконец воспользовался "РЖД-бонусом" и до Куземы взял премиальный билет в купейный вагон (потратив половину баллов из накопленных). Причём мне попался ламповый "шоколадный" Аммендорф.



Ехать 14 часов. Утром в Карелии за окном была хмурая и дождливая погода. Пока стояли 15 минут в Кеми, было всего +8 градусов и дождь с холодным ветром. Я, однако, подбадривал себя мыслями, что скоро должно распогодиться, да и, в конце концов, знал же, куда еду: Северная Карелия — это вам не Крым. Мой оптимизм даром не прошёл: пока ехали оставшиеся 50 минут до Куземы, действительно распогодилось, и, хоть и оставалось холодно, но дождя в моей короткой поездке больше не было.

3. Итак, Кузема. Маленькая станция в 892 километрах от Петербурга, в посёлке, где проживает лишь немногим более трёхсот человек. Поезд постоял минуту и поехал дальше. Кажется, я был единственным пассажиром, вышедшим здесь.



4. Поезд ушёл, и станция опустела. Лишь железнодорожники в оранжевых жилетках местами мелькали. Вокзал в Куземе кирпичный, позднесоветский, а теперь ещё и в сером сайдинге — а потому совсем невзрачный. В его зале ожидания мне ещё предстояло ночевать, так что он станет для меня базой до завтрашнего утра.



На часах полдень. До Поньгомы 8 километров, и мне нужно за день сходить туда и обратно. Впрочем, можно не торопиться, поэтому первый час я решил посидеть на вокзале, а потом, не спеша выдвигаться в путь, заодно зайдя купить воды в поселковый магазин.

5. Кузему я в итоге подробно не смотрел. В целом я увидел посёлок примерно таким.



Кузема названа так по одноимённой реке, которая протекает в двух километрах севернее станции. Название происходит от карельского "Kuuzi mua", что дословно переводится как "еловая земля". У меня по-прежнему, кстати, вызывает затруднение правильная постановка ударения в этом названии. По идее, оно должно ставиться на первый слог, как и во всех подобных карельских названиях, однако, к моему удивлению, местные говорили "Кузема", и так же объявлял эту остановку информатор в электричке (но он почему-то и "Поньгома" произносил на второй слог), хотя, например, в зале ожидания человек с кем-то говорил по телефону и сказал "я в Куземе". Значит, по какой-то причине исторический вариант вышел из употребления.

6.



7. Видел такое деревянное старое здание. Возможно, бывшая школа.



8. И маленький памятник Великой Отечественной войне у дороги:



9. Тут я выхожу из Куземы и беру курс в сторону Белого моря. В Поньгому ведёт вот такая грунтовая дорога среди леса. Поскольку Поньгома являет собой тупик, машины по дороге проезжали очень редко.



10. И шёл я этой дорогой до Поньгомы примерно два часа. Среди леса...



11. ...и болот



12. Порой с запахом хвои смешивался запах болотной воды.



13. В июле на болотах Северной Карелии ещё отцветает пушица:



14. Незадолго до Поньгомы дорога подходит близко к Белому морю. Его воды становятся видны за соснами, и заметно усиливается ветер. Оно и хорошо — комаров всех сдувает. Благодаря ветру, их было очень мало.



15. Ну здравствуй, Белое море! Я ненадолго отошёл с дороги, чтобы посидеть у берега. Это, как видим, не открытое море, а губа Домашняя, которая чуть западнее переходит в Куземскую губу — у устья реки Куземы.



16. Тут хоть и была волна, но поспокойнее, чем на открытом море. В заливе явно и шторма реже бывают. Так что губа действительно Домашняя. Но погода всё же суровая. Было около +10 градусов.



17. На другом берегу губы — гладкие скалы, так называемые "бараньи лбы". На них, кстати, видна характерная "ватерлиния", показывающая, докуда поднимается вода во время приливов.



18. Во время отлива у берега пахнет просоленной тиной, и лежит много разных водорослей. Вот, например, фукус, широко распространённый в Белом море.



19. Посмотрим направо. Виден скалистый остров.



20. А ещё дальше — открытое море. Ветер дует именно оттуда.



21. Ну, пожалуй, пора идти дальше. Ближе к Поньгоме лес становится каким-то особенно красивым.



22. У обочины стоит поклонный крест. Табличка гласит, что в память жертв политических репрессий. Правда, не очень понятно, почему именно тут. Может быть, и с близостью Соловков как-то связано.



23. На пути к деревне дорога пересекает по деревянным мостам две реки. Первая из них — Шоньга. Название, вероятно, происходит от саамского слова Šuenn — "заливной покос на болоте" (сколь сложный термин в русском языке, а тут одним словом). Мостик явно новый или недавно ремонтировался — от него прямо пахнет свежей древесиной.



24. А рядом — остатки старого моста. Судя по состоянию, заброшены уже давно.



25. Вид на устье реки. Белое море снова приветствует меня, подобно тому, как люди машут рукой, обдувая ветром, и накатывая на берег пенистые волны. Кстати, и в этом пейзаже хорошо виден отлив: здесь приливы уже заходят в речку, поэтому при малой воде речка мелкая, а на берегах её — ил и заросли.



26. В ещё одном месте увидел какой-то строительный вагончик у берега. Вероятно, заброшенный.



27. А потом впереди ещё один деревянный мостик...



28. И это уже река Поньгома. Место очень живописное. Перед устьем водный поток дробится о скалы, создавая небольшую дельту. Вода бурлит на порогах и шиверах, будто показывая свой нрав напоследок, перед тем, как влиться в море. Это место напоминает дельту Нижнего Выга в Беломорске и его ближних окрестностях. Ландшафты такие же, как и там.



29. А за правым рукавом реки уже видна деревня:



30. Взгляд вверх по течению. Там человек на лодке плывёт. Ещё выше я уже видел эту реку из окна поезда: за шесть километров до Куземы есть и ЖД мост через Поньгому.



31. Я пошёл к берегу и на гранитной скале устроил привал с отдыхом и приёмом пищи. Одновременно слушая неутихающий рёв речного потока.



32. Сбоку мост немного позабавил. Один из его пролётов сделан из железнодорожного вагона-платформы. Что под рукой было, так сказать.



33. Карельская хвоя:



34. Отдохнув, возвращаюсь на дорогу, и за поворотом её сразу начинается деревня Поньгома.



Деревня эта старинная. Известна с XVII века, а, возможно, существовала и ещё раньше, так как поморы в этих местах живут давно. Поньгома довольно маленькая, и облик у неё не такой колоритный, как у какого-нибудь Сумского Посада (видимо, село было небогатым), но всё-таки есть тут атмосфера такого отрешённой "глухой провинции у моря". Тем более, в прохладный, ветренный и пасмурный день.

35. За домами — река, а там и её устье.



36. Добротные поморские пятистенки здесь, конечно же, тоже есть. Но всё же не такие огромные, как обычно бывают в Архангельской области.



37. А вот этот дом, увы, явно давно заброшен и разрушается. А он, кстати, необычный — с двумя фасадами.



38. Есть и вот такие простые домики. А ещё есть раритетные грузовики.



39. А вот карбас — традиционная поморская лодка. Вроде, у поморов считалось грехом рубить свою старую лодку, и они их часто просто оставляли гнить — "умирать" на суше.



40. Земля в этих местах настолько скалистая, что кое-где гранитные скалы выпирают из неё прямо на дороге. Издалека можно принять их за асфальт, но нет, материал натуральный!



41. Деревенский магазин и футбольные ворота:



42. А это, вероятно, бывший ДК. На стенах — мемориальные доски местным уроженцам, погибшим на войне.



43. Деревня довольно людной оказалась. Много детей, которых, наверное, на каникулы к бабушкам и дедушкам привозят. При виде меня люди не удивлялись. Видимо, туристы здесь дело привычное.



44. Есть в Поньгоме и такие жители:



45. Вот так и выглядит впадение реки Поньгомы в море. Северный пейзаж хоть и суров, но очень притягателен.



46. Приземистая изба:



47. Ещё в Поньгоме я видел пару домов с четырёхскатной крышей. Это редкость в этих краях.



48.



49. Домик на скале:



50. У некоторых домов и заборов нет:



51. Особенно мне почему-то этот дом приглянулся. Долго его рассматривал.



52.



53. Пройдя насквозь деревню, иду ещё немного дальше. Из дороги всё так же выпирают карельские скалы с местами немного причудливой фактурой.



54. У опушки леса — ещё один поклонный крест:



55. А в лесу — сельское кладбище:



56. И сразу за ним я наконец вышел к морю. Здесь тоже ещё Домашняя губа, но открытое море совсем близко, и отлично видно.



57. Впереди открывались бескрайние просторы. С моря, не ослабевая, дул ледяной ветер, и шумел прибой, который и в деревне хорошо слышен.



58. Север! Карельский берег.



59. Пока что на море ещё отлив, что видно по каменистой литорали. Здесь, на поморском диалекте, отлив называется "куйпога" — происходит это слово от карельско-финского "kuiva pohja" — "сухое дно".



60. А вот ещё одна характерная беломорская водоросль — ламинария, она же морская капуста. Её едят даже. И на Соловках её добывают в промышленных масштабах.



61. У ворот Домашней губы находится скалистый мыс Губный наволок, за которым уже полностью открытое море. Но туда я не доходил.



62. А за мысом уже волны бушуют помощнее:



63. А тут можно разглядеть чаек над водой:



64. Прибрежные скалы:



65. И лес:



66. Ветер дул холодный, и я успел заметно подмёрзнуть. Но мне всё никак не хотелось отсюда уходить.



67. Но потом я наконец решил поворачивать обратно к деревне. На этом фото как раз видно место устья реки.



68. Снова прохожу через уже знакомую деревню и выдвигаюсь обратно в Кузему. И снова делаю привал у реки. Но теперь уже на левом её берегу.



69. Вода в углублениях скал — от дождя.



Напоследок — небольшое видео. Тут и река, и море.



70. Покинув это красивое и гармоничное во всех отношениях место, я иду обратно на станцию всё те же восемь километров. Уже наступал вечер. Торопиться, впрочем, мне всё равно некуда.



71. Проходя уже обратно мимо берега губы, я снова решил посидеть там на камнях. Как я успел заметить, часть прибрежной отмели, которую я видел по пути туда, теперь уже скрыта под водой. А пока я сидел, морская вода подступала всё ближе. Шёл вечерний прилив.



72. И через час с небольшим я вернулся в Кузему. Эти два населённых пункта совсем разные по сути своей: Поньгома — старинная деревня, и шум там от морского прибоя, а Кузема — рабочий посёлок железнодорожников, выросший при станции на построенной в 1916 году стальной магистрали; тут, вроде, и более тихо, так как не у моря, но часто грохочут поезда.



Не спеша, я пришёл обратно на вокзал, где мне предстояло в одиночестве (хотя на самом деле, в компании дежурной по станции за дверью) провести время до утра. Вроде бы, ночью никто на вокзал не заходил, хотя несколько поездов проходит Кузему ночью. Впрочем, ещё раз убедился, что ночевать на вокзале (пусть и на пустой маленькой станции, а не в крупном городе) очень неудобно, и даже если поезд уходит рано, намного лучше это делать в палатке :)

73. Выходил немного поснимать вечернее небо. Ну и станцию заодно. Эти кадры сделаны в 11 часов вечера. Да, приполярные широты, 65 параллель — в июле здесь почти не темнеет. Это настоящие белые ночи, а не питерские :)



74. Начало белой ночи над Куземой. Солнце взойдёт уже около двух часов, но даже оставаясь за горизонтом, оно так и будет светить в облака.



На второй день этого небольшого путешествия мне предстояло посетить посёлок Лоухи, расположенный ещё севернее, а также город Кемь (откуда я уже поехал назад в Питер). Про Лоухи будет следующий рассказ.

Северная Карелия. Июль 2019:
Кузема и Поньгома
Лоухи
Кемь

При желании вы можете поддержать этот журнал:
Карта Сбербанка: 4276 5500 8564 0756
Яндекс-кошелёк: 4100 1993 8952 030
Tags: Железная дорога, Карелия, Природа, Путешествия, Россия, Русский Север, Северо-Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments