Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Очерк о некоторых особенностях тверского диалекта карельского языка

Этот материал написан мной в соавторстве с Кириллом Моисеевым (kirill_moiseev): фото Кирилла, текст мой. Собран на основе фотографий Кирилла из поездки в Тверскую область, по местам проживания тверских карел, в 2019 году. На фото запечатлены письменные артефакты тверского диалекта карельского языка: книги, газеты, словари, рукописи.

В России есть Республика Карелия. Её легко найти на карте: она на Северо-Западе, недалеко от Петербурга, и прилегает к границе с Финляндией. Впрочем, сами карелы, финно-угорский народ, близкий к финнам, — ныне уже народ немногочисленный (около 8% населения республики по последним данным), а носителей карельского языка осталось совсем мало. Однако здесь речь пойдёт не про Республику Карелия. Немногим это известно, но часть карельского народа проживает гораздо южнее — в Тверской области, недалеко от тех мест, где проходит путь из Петербурга в Москву. И там сформировалась отдельная субэтническая группа — тверские карелы. Причины такого территориального обособления этой части этноса от основного ареала кроются в сложных перипетиях военно-политической истории Северо-Запада России. В нескольких районах Тверской области (Лихославльский, Спировский, Вышневолоцкий. Рамешковский, Максатихинский, Весьегонский), в верховьях рек Мсты и Мологи, сложилась своего рода "вторая Карелия" — Тверская, довольно самобытный край. У тверских карел есть свой отдельный диалект карельского языка, имеющий отличия от диалектов "основной" Карелии. О нём, а также о переплетении культур соседствующих народов, и поговорим.


Село Толмачи, Лихославльский район Тверской области. Один из основных культурных центров тверских карел. Фото Кирилла Моисеева

Сначала об истории. Во второй половине XVI и начале XVII веков произошло несколько военных конфликтов между Россией и Швецией. В длительную Ливонскую войну шведские войска захватили часть русских земель на Северо-Западе, включая Ладожскую Карелию — восток Карельского перешейка и Северное Приладожье. В ходе следующей войны 1590-1593 годов России удалось отвоевать эту территорию обратно, что было закреплено Тявзинским миром. Но по итогам войны 1610-1617 годов Россия, ослабленная Смутой, потерпела поражение, заключив со Швецией Столбовский мир. Эти обширные земли снова перешли под шведскую корону, а Россия лишилась теперь уже и выхода к Балтийскому морю. Вернуть эти территории удалось лишь Петру I в ходе Северной войны. Цепочка всех этих событий на приграничных землях вызвала массовый исход местного населения. Карелы, населявшие Приладожье, уходили вглубь России: от войны, а затем от гнёта со стороны шведских властей, когда они стали повышать налоги и принудительно обращать местное население в лютеранство (впрочем, часть карел, оставшихся в Приладожье, всё-таки сумела сохранить православие, но это отдельная большая тема). На место карел пришли финны, переселявшиеся из центральных районов Финляндии. Первая волна исхода карел произошла ещё во время Ливонской войны, но наиболее активизировался этот процесс именно после Столбовского мира 1617 года, получив потом новый всплеск во время русско-шведской войны 1656-1658 годов. Карелы уходили на юг и селились в местах, наиболее опустевших в Смуту — от набегов польско-литовских войск и от случившихся незадолго до Смуты массового голода и эпидемии чумы. Небольшие группы карел осели в районе Тихвина и Валдая (там к нашему времени карел как таковых уже не осталось по причине ассимиляции), а основная часть расселилась к северу от Твери. По переписи 1897 года, карелы составляли 6.6% населения Тверской губернии. Затем, уже в советскую эпоху, короткое время — с 1937 по 1939 год, Тверская Карелия вполне официально существовала в качестве административной единицы: пять районов Калининской области (Лихославльский, Рамешковский, Максатихинский, Новокарельский и Козловский) составляли Карельский национальный округ с центром в Лихославле. В наше время карел в Тверской области официально около одного процента — уменьшение их численности также стало следствием ассимиляции и обрусения. На карельском языке ещё говорят пожилые жители некоторых деревень. На нём издаётся газета "Карельское слово" в городе Лихославле, а в местных музеях, библиотеках и у кого-то из жителей сохранились книги и письма на этом языке. К этому наследию тверского карельского диалекта теперь и обратимся.



Карельский язык традиционно делят на три наречия: собственно карельское (Varsinaiskarjalan), ливвиковское и людиковское. Два последних сильно сближены с вепсским языком, а собственно карельское наречие, как понятно из названия, считается более аутентичным. Тверской диалект относится к собственно карельскому наречию (так называемая периферийная группа диалектов), и именно он наиболее архаичен, являясь, по мнению лингвистов, самым близким к древнему карельскому протоязыку (в том числе из-за того, что ему наиболее удалось избежать влияния финского языка). Но в свою очередь, в результате попадания в преимущественно русский тверской регион, этот диалект испытал уже влияние русского языка (в основном в лексических заимствованиях).



На протяжении более трёх столетий тверской диалект развивался отдельно от основного ареала карельского языка, однако разошлись они не настолько сильно, чтобы тверские и "карельские" карелы утратили способность друг друга понимать. Более того, можно встретить интересные исторические свидетельства их языкового взаимопонимания даже с финнами: к примеру, в финских протоколах допросов советских военнопленных (в советско-финскую и Великую Отечественную войны) можно встретить записи наподобие "национальность — тверской карел. Частично понимает финский язык".

Начнём со словаря тверского карельского диалекта. С 1930 года в нём (как и во всём карельском языке) принята письменность на латинице. Вот фото нескольких страниц словаря:









Рассмотрим сначала исконные слова. Многие из них общие с финским языком и с другими диалектами карельского. Например, слово Kivi — камень; в финском оно звучит ровно так же. Kivenšil’mä — отверстие в жернове: во втором корне этого слова легко узнаётся финское Silmä — глаз; то есть буквально — "глаз жернова".
Kivukaš — больной, болезненный. Ср. фин. Kivistys — боль, Kivulias — болезненный.
Kiwgua — печь. В финском языке тоже есть слово Kiuka, но, видимо, оно считается устаревшим или диалектным, так как редко фиксируется словарями. Зато в словаре собственно карельского наречия есть слова Kiugua, Kiukua и Kugua, зафиксированные в говорах Северной Карелии. Здесь в качестве примера употребления приведена поговорка "El’giä l’äkkiä illalla pihalla, nowškua kiwgulla" — "Не ходите вечером на улицу, а полезайте на печку". По-фински это звучало бы примерно "Älkää menkö illalla pihalle, nouskaa kiukalle" (с поправкой на то, что piha — это двор). Из отличий видно, что частица "не" в императиве звучит хоть и похоже, но по-разному: фин. "älkää" (мн. ч), тв. карел. "el’giä". Кроме того, в тверском карельском, судя по падежным окончаниям, отсутствует аллатив — падеж, указывающий объект, на который направлено действие. Он, очевидно, не отличается от адессива и инессива, то есть "на чём" и "на что" выражается через один падеж с окончанием "-lla", когда в финском это два разных падежа. Это подтверждают и приведённые здесь же примеры употребления слов, где падежные окончания для "в чём" и "во что" также совпадают: kiwguah — "в печи" (где), karžinah — в подпол (куда).
L’üpšäjä — доярка. Ср. фин. lypsäjä (от lypsää — доить).
L’ümmähüš — сгиб. Ср. собств.-карел. lymmyš — изгиб, лив. карел. l’ümmüttiä — сгибать.

В то же время, легко заметить в словаре и обилие русских заимствований: Doroga, krol’l’ikka, kružovn’ikka, krutoi, kruwga и так далее. Вы даже можете сами поискать ещё.

От словаря перейдём к стихам и песням. Вот обложка книжки с детскими стихами. Чтобы перевести название, достаточно и минимальных знаний финского. "Раз, два — по-карельски". На финском это звучало бы как "Yksi, kaksi — karjalaksi". А ещё видно отличие в самоназвании тверских карел. На большинстве карельских диалектов, а также на финском языке, Карелия называется Karjala. А вот в тверском диалекте сохранился архаичный вариант Kariela — именно от такого варианта происходит русское Карелия и карелы.



Это, по-видимому, считалки. В верхней легко узнать числительные от одного до десяти. По-фински: yksi, kaksi, kolme, neljä, viisi, kuusi, seitsemän, kahdeksan, yhdeksän, kymmenen. Далее, "kolme, nellä — veniäläkši" переводится как "три, четыре — по-русски" (фин. venäjäksi)
Хорошо видны фонетические отличия двух языков: в карельском, в отличие от финского, есть шипящие, и их достаточно много (это свойственно всему карельскому языку) — они записываются буквами Š, Ž и Č. Гораздо чаще, в сравнении с финским, встречаются звонкие согласные. Если сравнивать с другими диалектами карельского, то числительные тверского диалекта (как и диалект в целом) наиболее близки к южно-карельскому диалекту собственно карельского наречия (Медвежьегорский, Сегежский, Муезерский, Беломорский районы Карелии).



Обложка ещё одной книжки. Значение слова "častuškoida" и так понятно. Заголовок, в принципе, можно понять интуитивно: "Играй, играй, красивая гармонь". При этом глагол "šoittua" (фин. soittaa) также значит "звенеть" или "звонить".



А вот песни на тверском карельском. Это песня, посвящённая языку. В нижней части фотографии виден перевод первого куплета.



Ну а это всем известная с детства песня "В лесу родилась ёлочка". То, что это она, я, при виде фотографии, смог догадаться, даже не заметив подпись карандашом сверху. Опять-таки, по отдельным словам, совпадающим с финским языком.



Если перевести дословно первый куплет на финский, звучать это будет примерно так:

Kuusi syntyi metsässä,
Metsässä oli kasvoi,
Talvella ja kesällä
Oli hoikka ja vihreä.

Ну а, к примеру, третий куплет ("Трусишка зайка серенький...") примерно так:

Harmaa pelkuri jänis
Kuusen alla oli hyppi,
Joskus susi, ankara susi,
Oli juoksi raville.

Опять-таки, общих слов с финским языком много (с уже названными фонетическими различиями), но заметно и русское влияние. Например, слово "zel’onanne" вместо финского "vihreä".

А это песня с названием "Утренняя заря". Где первое слово общее с финским языком (ср. фин. Huomenna — завтра, собств.-карел. Huomen — утро или завтра), а второе слово, как видно, русизм. Причём в варианте через букву О ("зоря"), что указывает на оканье в русских говорах тех мест на момент заимствования слова. Ну а в припеве песни легко узнать финское приветствие "Hyvää päivää" ("добрый день"), причём с дифтонгом "-iä" вместо долгой гласной "-ää", что тоже указывает на большую архаичность тверского карельского диалекта.



Перейдём к книгам. Это сборник рассказов тверской карельской писательницы Зои Туричевой "Armaš šana", что можно перевести как "Дорогое сердцу слово" (по-фински звучало было почти так же — "Armas sana").



Рассказ про деревню Пасынки (ныне в Спировском районе) — малую родину писательницы. Уже привычно, даже немного зная финский, этот текст более-менее можно понимать. В начале написано буквально "Пасынки — маленькая карельская деревня на Тверской земле. Здесь сорок домов. Деревня стоит на берегу реки". Дальше что-то вроде "Речка течёт тихо, в итоге впадая в реку Тифину. Вокруг красивая низина". Затем рассказывается об истории деревни и её первопоселенцах.



Рассказ про плетение берёзовых веников:



Есть в этой книге и переводы детских сказок с русского языка. Вот, например, сказка Владимира Сутеева "Под грибом" (это слово, опять-таки, из русского).



Газета "Karielan šana" ("Карельское слово"), издаваемая в Лихославле на тверском карельском и русском языках. Интересно, что поздравление с Новым годом, по-видимому, является калькой с финского языка (фин. "Hyvää Uutta vuotta"), то есть, на западный манер, "Счастливого Нового года" (хотя, возможно, дело просто в том, что буквально перевести русское "с праздником" синтаксис финно-угорских языков не позволяет). При этом, как видно, слово "Рождество" заимствовано из русского.



А вот поздравление с Пасхой заимствовано из русского (а точнее, даже из церковнославянского) целиком, в не переведённом виде. Причина вполне понятна: как в церкви произносят, так и в народе закрепилось.



Кстати, раз уж обратились к христианской тематике, то вот и обложка Нового Завета на тверском карельском. "Uuši Šana" буквально значит "Новое слово" — как и финское "Uusi Sana". Кстати, помню, что в городе Олонец в Республике Карелия я в 2014 году видел в церковной лавке собора Новый Завет на ливвиковском карельском наречии, и он назывался "Uuzi Sana".



Отрывок из Евангелия от Луки. Здесь — эпизоды исцеления Иисусом Христом прокажённого (в заголовке бросается в глаза русское заимствование) и расслабленного. Интересно, что слово "Jevanheli" сохранило славянский и русский вариант его произношения, где в начале добавлен звук [й] (ср. фин. Evankeliumi, которое начинается с гласного звука [э]), а кроме того, буква и звук H на месте русского Г напоминает о нормативном, хоть и уже ныне почти забытом в русской церкви, церковнославянском произношении буквы Г как фрикативного Г (как в украинском и белорусском), от которого в русском языке осталось произношение слова "Бог" и иногда "Господи", но ещё в Российской империи с таким звуком часто произносились слова вроде "грех", "благо", ну и "Евангелие". Не подумал бы, что напоминание об этом можно найти в карельском языке.



А вот календарь. Как и в финском языке, все названия месяцев исконные (не латинские) и заканчиваются словом "kuu" — "месяц". При этом совпадений с финским не много: так же, как у финнов, у тверских карел называются только июнь, июль, август и сентябрь. А если буквально переводить тверские карельские названия месяцев на русский язык, то получится так:
январь — морозный месяц;
февраль — ветренный месяц;
март — весенний месяц;
апрель — месяц талой воды;
май — месяц всходов;
июнь — летний месяц;
июль — месяц сенокоса;
август — месяц жатвы (буквально "жизни");
сентябрь — осенний месяц;
октябрь — месяц мороси;
ноябрь — месяц темноты
декабрь — зимний месяц.



Выше уже говорилось, что в литературной норме карельского языка (включая тверской диалект) принят алфавит на латинице. Тем не менее, существует и неофициальный (но раньше возникший) кириллический вариант карельского правописания, хоть и реже, но периодически встречающийся. И в основном в рукописном виде. Вот, по-видимому, школьное сочинение, посвящённое учёбе в школе. Начинается с предложения "В первый день осени все дети идут учиться в школу".



А это диктант:



И его перевод на русский:



А вот тут местная жительница написала в двух словах свою биографию. Опять же, взаимопонятность с финским высокая. Мне почти полностью удалось перевести этот текст, пару раз заглядывая в словарь, но, ради интереса, финский, а не карельский.
«Я родилась в Лихославле. У нас была большая семья. У меня были мама, папа, три сестры и брат. Мама и папа были карелами, говорили (?) на карельском языке. (непонятно, но что-то про детей) Я училась в школе. Потом закончила техникум. Я замужем. У нас две дочери, три внука. (дальше я не совсем разобрал, но, похоже, о том, что её муж всю жизнь работал на заводе и на стройках, и он экономист)».



Вот ещё один пример такой биографии. Как мне кажется, здесь текст ещё сильнее изобилует русизмами: "устроиться на завод", "общежитие", "храмовой праздник", "папа и мама" (впрочем, и в предыдущем примере "туатто и муаммо"), название месяца "ноябрь" использовано латинское (читай русское), и даже свои ФИО в заголовке автор текста склоняет в русском родительном падеже.



А вот пример пословицы на тверском карельском. Финский эквивалент звучал бы как "Jokaiselle linnulle oma pesä on kallista" (но это если совсем буквально, с сохранением тех же слов, — возможно, смысл немного исказится, так как, вроде, "kallis" в финском значит "дорогой" о цене).



Кстати, я видел похожий стенд с карельскими пословицами (но на людиковском наречии) в посёлке Пряжа в Республике Карелия.



В общем, вот такой интересный феномен. Тверские карелы несколько столетий жили в отрыве от носителей близкородственных языков, будучи окружены русским языком со всех сторон. Последнее обстоятельство постепенно приводило к всё большей ассимиляции этого этноса, но ещё до того — к насыщению тверского карельского диалекта большим количеством русских слов, в том числе, даже из "базового" набора — вроде "круг", "зелёный" или "гриб", что стало возможным из-за очень тесных контактов с русским населением и высокой степенью взаимопроникновения с ним (всё же тверские карелы живут не совсем компактно, а скорее чересполосно с русскими). При этом многое осталось как и было, и, как показывает практика, человек, даже не на высоком уровне знающий финский язык, способен понимать и тверской карельский (в том числе, и при кириллическом написании). Впрочем, тверской карельский диалект (да и в целом карельский язык), к сожалению, исчезает. Сейчас на нём говорят лишь немногочисленные пожилые люди в деревнях. Но наследие его остаётся.

Посты о Тверской Карелии Кирилла Моисеева:
Толмачи
Залазино
Лихославль

Посты о Тверской Карелии Константина Карташова:
Общий очерк
Лихославль
Толмачи
Алёшино и Рамешки
Максатиха
Кострецы
Tags: История, Лингвистика, Россия, Тверская область
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 26

    Мой 26-й День рождения пока что самый необычный и самый морозный в моей жизни (за окном ниже -30). Уже больше недели я в Салехарде, полёт нормальный…

  • "Куда бы я ни шёл, я всегда шёл на север..."

    Уезжать на север для меня — дело привычное. Но в этот раз всё интереснее. Когда я перед Новым годом подводил в этом журнале свои итоги 2020…

  • Ивало. Морозная Лапландия

    Лапландия — понятие широкое. Можно сказать, пребывающее вне государственных границ. Название этой северной земли, которое давно на слуху у…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

Recent Posts from This Journal

  • 26

    Мой 26-й День рождения пока что самый необычный и самый морозный в моей жизни (за окном ниже -30). Уже больше недели я в Салехарде, полёт нормальный…

  • "Куда бы я ни шёл, я всегда шёл на север..."

    Уезжать на север для меня — дело привычное. Но в этот раз всё интереснее. Когда я перед Новым годом подводил в этом журнале свои итоги 2020…

  • Ивало. Морозная Лапландия

    Лапландия — понятие широкое. Можно сказать, пребывающее вне государственных границ. Название этой северной земли, которое давно на слуху у…