Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Category:

Транспортные похождения по Карелии или как я нанёс РЖД убыток

Хорошо, читатель, ездить зайцем!
(А. П. Чехов, «В вагоне»)

В конце августа, вернувшись из Белоруссии в Питер, я совершил двухдневную поездку в Карелию, пришедшуюся на 29-30 августа. Был я в Северном Приладожье, то есть в той же части северной республики, где я был и в мае. Но теперь я решил посетить места, непосредственно связанные с Советско-финской войной. А именно посёлок Лоймола Суоярвского района (это к северу от Сортавалы) и расположенное возле него место битвы на реке Коллаа, а также "Долину героев", известную ещё, как "Долина смерти" — место окружения финнами советских частей в битве при Леметти (Питкярантский район). А кроме того заезды в города Сортавала и Петрозаводск (в обоих я уже был). На первый день поездки (29 августа) план был таков: доехать от Питера до маленькой станции Лоймола на поезде СПб-Костомукша, который приезжает туда в 5-52 утра, встретить там рассвет на местном озере, после чего пойти пешком к вышеупомянутому памятному месту, затем вернуться в Лоймолу и в три часа дня уехать на единственном за день автобусе в Сортавалу. Билет до Лоймолы был куплен, и 28 августа я благополучно сел в девять вечера в свой плацкартный вагон. А дальше всё было немного не так, как я задумывал...

Спать я лёг около десяти, всё таки вставать рано. Но я лишь лёг, а вот сбои со сном дали о себе знать. Ворочался и вставал я очень долго, и ни в одном глазу. А провалился в сон лишь после двух ночи, когда уже совсем немного оставалось до Сортавалы, а до прибытия на мою станцию Лоймола — чуть больше трёх часов. И Морфей сыграл со мной очень злую шутку, — он разжал свои объятия ровно в тот момент, когда...

Протираю глаза, за окном уже светает, поезд тормозит. Смотрю на часы, и они показывают 5-52! Точное время моего прибытия! А стоянка всего две минуты. Когда окно моего вагона остановилось точь-в-точь напротив деревянного домика с надписью "Лоймола", я спрыгнул с верхней полки и, стараясь не разбудить попутчиков, едущих в Костомукшу, стал быстро собирать бельё. Когда бельё было уже собрано, а я, стоя в куртке, надевал рюкзак, поезд тронулся. Брр, угораздило же проехать свою остановку! В этот момент северный медведь стал зайцем, то есть безбилетным пассажиром. :) Держа в руках скомканное бельё, стучусь в служебное купе. Выглядывает заспанная проводница — молодая девушка на вид лет двадцати, не больше:
— Выходите?
— Ну да. Я в Лоймоле должен был сойти и проспал.
— Проспали?
— Так что же вы своих пассажиров не будите?
В ответ она, забирая бельё, произнесла что-то невнятное. Ругаться не стал, пожалел девчонку, хоть она и пренебрегла своей обязанностью побудки пассажира. :) Как порядочный пассажир, я, конечно, по-хорошему должен был бы сойти на ближайшей станции Пийтсиёки, на которую поезд приезжает через 20 минут после Лоймолы (и расстояние 20 километров, этот поезд останавливается везде, а пригородное сообщение дальше Сортавалы вообще отсутствует). И вначале я намеревался так и сделать, в ожидании прибытия присел на свободную боковушку и стал смотреть в окно. За вагонными стёклами тянулась живописная северная тайга, уже заметно отличная от Карельского перешейка и вообще Ленобласти, — сосны низкие, под ними бело-красный ковёр из ягеля и брусники (прямо из поезда видно!), обширные болота. И главное, ни одной деревни за двадцать километров. Глядя на эту глушь, я задумался, — а что я буду делать, сойдя с поезда в Пийтсиёках? Это ведь глухая деревня, и мне придётся торчать в ней до трёх часов дня (когда я смогу сесть на автобус до Сортавалы). После Пийтсиёк следующая станция, ещё через 20 минут, — Суоярви. Поеду лучше дотуда. Это хоть и маленький, но город, райцентр, да и в Петрозаводск напрямую поехать можно, — я в тот момент подумал о том, чтобы вообще поехать в столицу республики и сходу коренным образом изменить маршрут поездки (в итоге я эту мысль оставил). На самом деле, впоследствии я понял, что, не сойдя с поезда в Пийтсиёках, я сделал только хуже, — место битвы при Коллаа, как оказалось, находится ровно на полпути между Лоймолой и Пийтсиёками (уж простите меня, жители Карелии, что я склоняю эти названия), а не значительно ближе к Лоймоле, как казалось мне. Так что я мог бы сойти в Пийтсиёках и 20 километров до Лоймолы пройти пешком по параллельно идущей автодороге, пройдя при этом и через место битвы. Часов за пять до Лоймолы добрался бы.

Поезд прибыл на станцию Пийтсиёки, Владимир Ильич глядит из осоки слышу, ко мне идёт проводница.
— Молодой человек, так вы выходить из поезда будете?
— В этой глухомани не буду.
— А где вы выйдете?
— На следующей, в Суоярви.
— Хорошо.
Вот так вот. Мало того, что без билета дальше своей станции едет, так ещё и не выходит. Наглость безбилетных пассажиров не знает границ. :)

Ещё двадцать минут движения по однопутке среди глухих лесов, и поезд прибывает в Суоярви. Выйдя из вагона, я стал пытаться решить, что мне делать дальше. На платформе стоял пограничник и следил за пассажирами, выходящими из поезда, выискивая среди них подозрительных, у кого не помешало бы проверить документы и расспросить о цели приезда на приграничную территорию (не путать с погранзоной). На самом деле, до границы тут, прямо скажем, не так уж и близко, — около 70 километров географически, а по автодороге и вовсе сто с лишним. Но в советские времена половина Карелии, а именно целиком все районы, прилегающие к границе с капиталистической Финляндией, была включена в пограничную зону. Теперь граница открыта (хоть и по визам), погранзона сокращена до 10-15 километров, но и за её пределами в приграничных районах республики погранцы по-прежнему обитают, — ложки нашлись, а осадок остался (с). Кстати, появления зелёных человечков я ждал ещё в поезде, — поезд СПб-Костомукша почти постоянно идёт по приграничной территории, а две станции в пути следования даже входят в погранзону, да и сам конечный пункт в 30 км от финской границы; пограничники обычно проверяют пассажиров прямо в поезде, но в этот раз их не было. В общем, погранец на вокзале на меня внимания не обратил, но я решил из-за него не фотографировать вокзал и пошёл в город. Сперва я спросил у местной бабушки, как дойти до автовокзала и понял, что ЖД вокзал находится практически за пределами города, что в наших северных краях не редкость. Утро на карельском озере я, впрочем, всё таки увидел. Это фото сделано на берегу одноимённого с городом озера Суоярви (на русский язык это переводится весьма неблагозвучно — "болотное озеро") примерно в пол восьмого утра.



Городок, как оказалось, ничего особенного из себя не представляет и выглядит достаточно депрессивно, но раз уж меня занесло туда, то пост про этот город будет. Я же, после некоторых раздумий, решил всё таки оставить всё, как задумывал, то есть дождаться автобуса на Сортавалу, который будет только в два часа, и поехать на нём в столицу Северного Приладожья. Правда, торчать в Суоярви мне пришлось почти семь часов, что меня особенно не радовало. С другой стороны, никто ведь не держал меня в городе, я мог бы и догадаться пойти погулять в лес, где, кстати, можно подкрепиться брусникой.

Наконец в два часа дня приезжает автобус-пазик Петрозаводск-Суоярви-Сортавала. За высадкой пассажиров, прибывших из Петрозаводска, тоже наблюдает прапорщик пограничной службы. Мне предстоит четыре часа дороги по живописным и глухим местам до города Сортавала. Как только автобус проезжает мимо таблички с зачёркнутым словом Суоярви, асфальт заканчивается, начинается грейдерная гравийка и сопутствующая ей дикая тряска автобуса. Дорога в прямом смысле зубодробильная, при некоторых подскоках автобуса и правда челюсти стукаются друг об друга. Поворот, и опа! — въезжаю лбом в стекло, надо сидеть у окна поаккуратнее. Теперь ухаб, и я случайно подпрыгиваю на сиденье. Через полчаса первая остановка — Пийтсиёки. Уф, можно немного передохнуть. А дальше снова тряска. Проезжаем мост через речку Коллаа и то самое памятное место, которое я хотел посетить. А вот и Лоймола, которую я утром проспал. Озеро, где я хотел встретить рассвет, а вот мост через бурную порожистую речку Лоймолу (Лоймоланйоки), популярную в среде туристов-водников. К тряске и ухабам добавляется ещё и непременный атрибут любой гравийки — пыль столбом. Естественно, окна в автобусе открыты (на дворе жаркий летний день), и пыль оседает внутри, — к моменту прибытия в Сортавалу мои чёрные ботинки стали практически белыми. Но я всё равно испытываю удовольствие, — интересно ведь! Главное то, что так я могу атмосферу этих мест почувствовать намного лучше, чем если я ехал бы по этой же дороге с кем-нибудь на машине. Ведь я еду вместе с местными жителями, на их же автобусе, и тем самым такой путешественник становится к ним ближе. А природа за окном! Глухая карельская тайга (как я говорил, деревни раз в двадцать километров), в лесу на ковре из мха и ягеля растёт брусника, на болотах клюква, между деревьями мелькают маленькие лесные озерца (ламбы). Прекрасная глухомань!

Во время стоянки в деревне Райконкоски местные тётеньки обсуждают, что означает это название в переводе на русский язык. Вроде как, никто из них не знал, да и я тоже не помню; ясно лишь, что "koski" — это речной порог: через посёлок протекает ещё одна популярная у каякеров река — Укса (Уксунйоки). Хороший народ в этих местах — добрый, приветливый; чувствуется, что Север, хоть ещё и далеко не крайний. Людей в автобусе становится всё меньше, потихоньку выходят. Видимо, жители деревень Суоярвского района ездили в райцентр по каким-то делам, возможно и бюрократическим. В посёлке Леппясюрья в автобус заглядывал пограничник и о чём-то поговорил с водителем, пассажиров не проверял, а потом сел в стоящую рядом бордовую Ниву ВАЗ-2121, почему-то служебная машина у всех погранцов в этих краях всегда именно такая (никаких знаков принадлежности к погранслужбе на машине при этом не имеется). В следующей деревне Суйстамо (ударение на А) замечаю православную церковь постройки XIX века, — в финскую эпоху волость Суйстамо была одной из тех в Северном Приладожье, где жили православные карелы. Вдалеке виднеется озеро Суйстамское (Суйстамонъярви). Дорога здесь сворачивает на юг, — в сторону Ладоги. И уже начинает чувствоваться, что мы приближаемся к великому озеру. Появляются лесистые холмы и скалы, дорога начинает петлять и извиваться (правда, не из-за скал). Следующая деревня Алатту живописно расположена между скалами в лесу. Ещё каких-то 14 километров, и автобус приезжает в посёлок Ляскеля, где выезжает на асфальтированную трассу Петрозаводск-Колатсельга-Сортавала. В Ляскеле снова заходит в автобус молодой прапорщик-погранец и проверяет у всех документы. Чисто формальная процедура, — смотрит паспорта и сразу же их отдаёт, после чего покидает автобус, желая счастливого пути. Лишь только мой паспорт он рассматривал достаточно долго. И не мудрено, — не здешний ведь, прописка питерская, как и место рождения. Ладно бы ехал со стороны Петрозаводска, туристов из Питера тут немало бывает, но что он делал в Суоярви? — похоже, мысли пограничника в тот момент были именно такими, но задавать какие либо вопросы мне он не стал. Наконец едем по асфальтовой дороге, шесть километров до ближайшей деревни Рауталахти, — в мае я этот отрезок пути прошёл пешком по обочине шоссе. Затем несколько километров едем по берегу Ладожского озера, а именно залива Кирьявалахти, — необычайно красивое место. Надо бы как-нибудь тут пешком погулять и полазать по скалам. Ещё около двадцати километров, и в шесть часов вечера 29 августа я приезжаю в уже знакомую мне Сортавалу. Выйдя из автобуса, я достал из рюкзака питьевую воду и сразу же вылил её на побелевшие от пыли ботинки, чем вызвал удивлённые взгляды прохожих. :) После я пошёл гулять, и далее план моей поездки больше не нарушался, ну а об остальном я напишу позже.

P. S. — убыток, нанесённый компании ОАО РЖД безбилетным проездом от станции Лоймола до станции Суоярви составил примерно сто рублей. :)
Tags: Бывшая Финляндия, Железная дорога, Карелия, Личное, Путешествия, Россия, Русский Север, Северное Приладожье, Северо-Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments