Записки северного медведя (nord_ursus) wrote,
Записки северного медведя
nord_ursus

Categories:

Долина Героев возле Питкяранты. Место боёв Советско-финской войны

Рассказывая о майской поездке в Северное Приладожье, я выложил в том числе фотографию памятника "Крест скорби", сделанную из окна автобуса на ходу, упомянув при этом, что ещё хотел бы побывать здесь. И вот, спустя три с половиной месяца, побывал. Речь идёт о месте сражения во время Советско-финской войны возле хутора Леметти в 15 километрах от Питкяранты. Мемориал находится в пяти километрах от деревни Койриноя возле северо-восточного берега Ладоги, у развилки дорог. Здесь проходит трасса Петрозаводск-Сортавала, от которой ответвляются дороги: на юг — на Питкяранту, на север — на Суоярви. А чтобы добраться сюда, я ехал на автобусе Сортавала-Питкяранта-Петрозаводск до деревни Койриноя и вышел, не доезжая километр до неё, а затем шёл пешком по обочине 4 километра в обратном направлении.



2. Здесь очень красивый сосновый лес. Сосны по-северному низкие, возможно из-за того, что именно в этом месте каменистая почва.



3.



4. А в подлеске обильно растёт ягель. В карельских, да и вообще в северных лесах в таком количестве он встречается намного чаще, чем в более южных широтах.



5. Здесь у обочин дороги братские могилы:



6. Кажется, у солдата в руках ППС. Что не очень характерно.



7.



8. И у развилки дорог появляется вот такой памятник:



По обе стороны креста изображены скорбящие матери — русская и финская. Памятник поставлен в 2000 году, автор его — карельский скульптор Лео Ланкинен.

9. А вот что было здесь 73 года назад, в далёком 1940 году:



Наступление на Финляндию в Северном Приладожье (на Сортавалу и Йоэнсуу) осуществляла 8-я армия, каждая из дивизий которой продвигалась вглубь страны по своей дороге, не отходя при этом в сторону, так как вокруг лишь труднопроходимая тайга. В краях к северу от Ладоги, где широко развитая дорожная сеть отсутствовала, такая тактика наступления была почти повсеместной, и приводило это к тому, что дивизии растягивались на десятки километров по дороге, становясь таким образом легко уязвимыми для финнов, мобильные возможности которых в более знакомой им таёжной местности были значительно выше. Так и в Северо-восточном Приладожье наступали две дивизии — 18-я по дороге Колатсельга-Леметти-Койриноя, и, непосредственно вдоль восточного берега Ладоги, 168-я — по дороге Салми-Ууксу-Питкяранта-Койриноя. В Койриноя, где дороги сходятся, дивизии должны были соединиться и далее общими силами вести наступление на Импилахти, Ляскеля и Сортавалу. Дивизии усиливались 34-й легкотанковой бригадой.

Уже в середине декабря 1939 года финнам удалось остановить продвижение советских войск. 6 января 1940 года финны перешли в контрнаступление и через десять дней ожесточённых боёв окружили советские части. 168-я стрелковая дивизия держалась в окружении до конца войны, а 18-я стрелковая дивизия и 34-я легкотанковая бригада были разгромлены войсками 4-го армейского корпуса Финляндии. 18-я дивизия потеряла убитыми 8754 человека — наибольшее число потерь среди советских дивизий за всю Советско-финскую войну. Немалое количество потерь нанёс и стоявший в ту пору сильный мороз. Причём это касается не только советской стороны, но и финской. Финский 4-й егерский батальон 70% потерь понёс от обморожений.

10. Брошенная советская техника:



11. Страшные кадры



Прошли годы, сменились поколения. Спустя десятилетия дети и внуки тех, кто воевал друг против друга, проводят здесь совместные памятные мероприятия.

12. А к одному из валунов, в большом количестве лежащих в местном лесу, прибита табличка с такими словами:

Россия и Финляндия — две сестры,
Финляндия и Россия — две матери,
Они воплотились в этом кресте скорби
Сами собой,
Их головы слились воедино,
Их руки соединились в надежде,
Чтобы любовь победила,
А это зависит от нас,
От каждого...


Эти же слова продублированы на финском языке



13. Здесь сохранились окопы:



14. Кроме валунов, есть здесь и сельги, то есть скалистые гряды — неотъемлемая часть карельского ландшафта:



15. Вид с сельги в обратную сторону. На переднем плане виден камень с табличкой, кроме того, можно заметить, что рядом обустроено место для привала, — стоят скамейки. А чуть подальше виден и сам крест.



16. Прекрасный карельский лес:



17. Этот лес помнит каждого из тех, кто, придя сюда холодной зимой сорокового года, больше не вернулся домой.



18. Дорога, по которой двигались советские части. С постройкой несколько лет назад новой трассы, идущей мимо деревень Кителя, Леппясилта и Импилахти, эта дорога стала дорогой местного значения.



19. Железнодорожный мост финской постройки. Проходит здесь живописная семафорная восточно-ладожская ветка Лодейное Поле-Янисъярви, уже знакомая мне по майской поездке. Но конкретно здесь, в Койриноя, пассажирское движение уже отсутствует, теперь конечная остановка поезда — в Питкяранте. А раньше ветку можно было проехать целиком.



Моё время было ограничено, — нужно было успеть на следующий автобус Сортавала-Петрозаводск, на котором я должен был к вечеру приехать в столицу Карелии, откуда мой путь лежал уже на Питер. И чуть было не опоздал на него. В Карелии есть уже замеченная мной не очень приятная особенность междугороднего автобусного сообщения, — автобусы имеют свойство опережать график и уезжать с той или иной остановки минут на десять раньше расписания. Особенность маршрута Сортавала-Петрозаводск заключается в том, что на этой самой развилке возле Креста скорби автобус сворачивает на Питкяранту, откуда затем выезжает обратно на трассу по этой же дороге; проще говоря, он заезжает в Питкяранту, которая находится в стороне от трассы. Я думал сесть на автобус ещё в тот момент, когда он будет ехать в сторону Питкяранты, — на той же остановке, где сошёл, когда приехал сюда. Время я рассчитал довольно точно, но когда до этой остановки мне оставалось идти ещё около полутора километров, автобус уже проехал мимо меня! Ладно, сяду на него, когда он будет обратно выезжать из Питкяранты. Но тут возникла проблема, — я не смог найти эту же остановку в обратном направлении. А идти ещё километр до Койринои до автобусной остановки в самом посёлке было достаточно рискованно, — автобус мог, помахав ручкой, проехать навстречу мне, когда мне будет оставаться пару минут пешком до остановки.

20. В итоге я остановился у развилки, где сошёл с автобуса, когда приехал сюда. И решил на удачу ловить автобус рукой, — остановится или нет.



Кстати, это та самая развилка, где в декабре 1939 года должны были соединиться 18-я и 168-я дивизии...

21. Братская могила у развилки:



Наконец, автобус показался, и мне таки удалось поднятием руки остановить его в неположенном месте. Водитель, как мне показалось, был не очень доволен, но вслух ничего не высказал. А у меня, впрочем, другого выхода и не было. До Петрозаводска добраться к вечеру нужно было непременно.

И ещё немного природных снимков:

22. Лесная грунтовка:



23.



24.



25. Сосны и небо:



Места боёв всегда оставляют сильное впечатление. Особенно это касается мест, расположенных не в городе, а на природе, где нет суеты и большого количества людей. О многом начинаешь думать, глядя на тихий лес, буквально рассказывающий о том, что здесь происходило. Красивое и печальное место.
Tags: Бывшая Финляндия, Дорогами Финской войны, Карелия, Природа, Путешествия, Россия, Русский Север, Северное Приладожье, Северо-Запад, Советско-финские войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments