Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Шедевры белорусской социальной рекламы

Вроде, после божьих коровок, которые "не курят в кроватке", сложно чему-то удивляться, но Минсктранс отжёг феерически.

В роли врача в обоих роликах белорусский юморист Евгений Крыжановский.



Художественный артефакт эпохи девяностых

Продублирую отдельно один отрывок из последнего поста про Вологду. Уж больно интересный артефакт мне там встретился.

Завод "Дормаш" с интереснейшей деталью на фасаде. Два мозаичных панно по краям — ещё советские, 1970-х годов, а вот то, что в середине, добавлено уже в 90-е. Стилистика специально та же самая, что в советском жанре: рабочий с ребёнком, держащим флаг (уже российский триколор, конечно), а на заднем плане — достижения технического прогресса того времени; но только вот у рабочего и девочки лица подчёркнуто невесёлые... Вот такой колоритный художественный артефакт эпохи девяностых, и особенно интересно, что его так открыто изобразили в городском пейзаже. Конечно, ещё символичнее было бы, если бы завод стоял в руинах, но, впрочем, слава Богу, что это не так.

Беломорские петроглифы и карельская природа

Поблизости от 10-тысячного Беломорска — города у встречи Карелии и моря, о котором я рассказал в двух частях (первая, вторая), прямо среди карельского леса и дельты реки Выг, находится интересный исторический памятник — наскальные Беломорские петроглифы, возрастом многократно превосходящие и город, и даже нашу страну, — появились они примерно в 3-4 тысячелетиях до нашей эры. Это множество выдавленных в камне изображений, сконцетрированных на небольшой территории примерно в 6-8 километрах от города. Отправившись туда, можно не только смотреть сами петроглифы, но и любоваться карельской природой с её скалами, мхами, соснами и порожистой рекой.



Collapse )

Шедевры от Викимапии

Рассматривая разные места и объекты на ресурсе Wikimapia, порой натыкаешься на удивительные вещи. Всё-таки это не Википедия, где за значимостью и стилем текста следят гораздо строже.

Например, недавно возле посёлка Надвоицы в Карелии там значился вот такой замечательный объект. К сожалению, сейчас его переименовали в просто "Разобранный путь". Но скриншот остался.



А этот шедевр я увидел у anvtr. Военный городок Мулино в Нижегородской области. Такой объект красуется прямо у воинской части и складов!



Ну и напоследок. ЖД станция Леприндо с пристанционным посёлком на БАМе в Забайкальском крае. Описание, составленное суровыми БАМовскими стройотрядами.

Республика Коми

Ханты-Мансийск. Часть 2

Осмотрев в первой части приречный район Самарово и самый центр Ханты-Мансийска, пройдём теперь по улицам, расположенным в стороне от центра. Город этот, как уже говорилось, маленький и тесно слитый с природой, а между новостройками и оживлёнными улицами постоянно мелькает густой лес Самаровского чугаса и болота иртышско-обской поймы..



Collapse )

Палех

Палех — это, пожалуй, одно из самых красивых мест в среднерусской глубинке, которые я видел. Удивительным образом здесь сочетаются окружающая природа, которую я созерцал по дороге (хоть и увидел её в монотонном зимнем пейзаже), скромно, но достойно выглядящий Палех с его деревянным зодчеством, ну а затем и то, благодаря чему Палех знаменит, — местная традиция изобразительного искусства (иконопись, а также лаковая миниатюра), прославившая небольшой посёлок (5 тысяч жителей) на всю Россию. Несмотря на то, что туристы ездят сюда в большом количестве и давно, Палех как-то не теряет атмосферу и обаяние настоящей глубинки. Хотя может быть, дело в том, что мне довелось увидеть это место зимой, когда туристов как раз особо и нет.



Collapse )

Виктор Голявкин знал, что такое "современное искусство"

Наткнулся на отрывок из повести Виктора Голявкина "Рисунки на асфальте", которую читал, помнится, лет в десять.

«
Появился Пётр Петрович.

— Вы не стесняйтесь, — сказал он нам, — вы, пожалуйста, не стесняйтесь. Вот выпьем чайку, а потом я кое-что покажу вам, как истинным ценителям искусства. Садитесь за стол, не обращайте внимания на весь этот шум…

<...>
Только старший сын сидел за своим маленьким столиком. Он всё рисовал.

— Вот этот, — вдруг сказал Пётр Петрович, показывая на старшего сына, — учится в художественном училище. Рисует специально, умышленно какую-то безграмотную чепуху и уверяет, что это и есть самое прекрасное на свете искусство. Уверяет, что это какое-то движение вперёд, что-то неизмеримо космическое, что-то недосягаемое, какой-то, в общем, модерн… я вам сейчас покажу!

Пётр Петрович встал, ушёл в другую комнату.

<...>
— Ну, так вот, — сказал Пётр Петрович, неся в руках маленький холстик. Он поставил его на стул. — Вот до чего можно докатиться! Разумеется, его этому не учат.

— Что это такое? — спросил я.

— Это мой портрет! — сказал Пётр Петрович. — Творение рук вот этого молодого человека! — Пётр Петрович показал на старшего. — И он уверяет меня, что это я! Вот этот кубик и этот красный квадрат — это я! До чего можно дойти, до чего доработаться, что своего родного отца представлять в таком виде! А я ведь ему позировал. Сидел. Он ведь меня с натуры рисовал. «Не двигайся, — говорит, — папа, а то не получится!» Смотрел на меня, рисовал — и нарисовал вот этот кубик и квадрат! Ведь это полное пренебрежение к человеку, не говоря уже об отце! Он, выходит, на меня не смотрел, когда рисовал. Его голова была забита какими-то ничтожными мыслями — всех на свете удивить, показать всем и всякому, какой он оригинал!

<...>
Я смотрел на портрет. Я не мог понять, почему старший сын Петра Петровича так нарисовал своего отца. Я хотел, чтобы он повернулся, чтобы можно было посмотреть на него.

Он вдруг повернулся.

Он был похож на Петра Петровича. Как будто это Пётр Петрович совсем молодой. Только волосы у него были длиннющие. Он сказал:

— Вот это поколение поймёт меня! — Он показал на нас.

— Это бред! — сказал Пётр Петрович.

— Это гениально! — сказал сын Петра Петровича.

— Это глупость, — сказал Пётр Петрович. — С каким уважением малые голландцы оттачивали селёдочные головы, и с каким пренебрежением ты относишься к своему отцу…

— Это логически построенное композиционное решение, — сказал сын Петра Петровича. — Я должен иметь своё «я»!

»
Повесть написана в середине 1950-х годов, но вот этот её фрагмент определённо напоминает что-то из современной жизни.